На главную   Содержание   Следующая
 
Лирика
 



Какая тишина живет в ночи!
Не то что день - горласт и балаганист,
И коли солнце не взошло покамест -
Послушай ночь и просто помолчи.

А то - почувствуй теплоту дерев,
Что, будто слуги, у дверей застыли,
Их злюка-день покрыл клубами пыли,
И вот стоят они, в молчанье замерев.

На небе тучи вместо облаков -
Еще не время им, хоть и весна,
Но по ночам уже такая тишина,
Что право - невозможно без стихов


***

ПАСТЕРНАК

Мне Пастернака не понять -
Он на Парнасе, небожитель.
Пегас - мой друг и утешитель -
Не смог меня туда поднять.

И мой вопрос не прозвучал.
Хотя - могу себе представить -
Как отвечать его заставить?
Конечно, он бы промолчал.

Какая тщета - вопрошать
О тайном смысле у поэта!
Ведь он не видит в том секрета,
О чем пытается сказать.

Он различает в пустоте
Мотивы сферы неизвестной.
Он - странник, он везде - не местный,
И тем так выделен в толпе.

Кому-то, может, и пустяк,
И даже тайны нет ни сколько.
Каких-то девять букв и только...
А я немею - Пастернак.

***

Чужим талантом опьяненный,
В свое убожество поверив,
Я, словно вор приговоренный,
Сижу на привязи у двери
В сокровищницу рифм и строчек,
Где вдохновение черпают,
Куда и под покровом ночи
Меня зачем-то не пускают.
И я, себя переступая,
Сижу охранником безликим,
Лишь крошки на лету хватая,
Упавшие из рук Великих.

17.03.08


***


Слушайте!- Я не приемлю!
Это- западня!
Не меня опустят в землю,
Не меня.

М.Цветаева


ЦВЕТАЕВСКИЙ МОТИВ



День придет. Он будет страшен?
Ну же, успокой.
И кадилом поп замашет
Тихо надо мной.
Побормочет в изголовье,
Всех прижмет к кресту
И, подняв елейно брови,
Молча примет мзду.

Будет в голос плакать кто-то,
Кто-то утешать,
А иной захочет что-то
Важное сказать.
А потом в молчанье строгом,
Головы склоня,
В гробе тесном, неудобном
Понесут меня.

Буду я умыт, ухожен
Будто на парад,
Но событию, похоже,
Не особо рад...
Вечер будет тих и грустен
В отблесках зарниц
В миг, когда меня опустят
На веревках вниз.

Да опомнитесь вы, люди-
Это смерть - моя?
Разве я в гробу том буду,
Разве я?


17.03.08



***
Прощай, заснеженный Тибет,
Я с гор твоих уже спустился
И улетел усталой птицей
Оттуда, где встает рассвет
Под мантр волшебных бормотанье
Сквозь тишину монастырей,
Где боги бродят меж людей,
А смерть - этап -не наказанье.

08/03/08


***
Я помню, ездил как-то раз
в Иерихон, к монахам русским
в такси арабском, не боясь
дороги, по ущельям узким.

Там, зачарованный, дышал
я древним воздухом пустыни
и для монахов покупал
на рынке сладости и дыни.

В монастыре же, вещи сбросив,
спустился я в трапезный зал,
в котором мне отец Иосиф
про злое дело рассказал.

Поверь мне, юноша, послушай,
(он мне поведал не спеша),
как иудеи, злые души,
сосали кровь у малыша.

Он слезы лил и улыбался,
По лбу водил рукой - потел,
Крестился часто, озирался
И ярких красок не жалел.

Мне было больно так
и сладко,
я так хотел
плечом к плечу
сражаться с ними,
но догадка
мелькнула -
я ведь заплачу,
за эту ненависть
тупую,
под лицемерным - 'Возлюбить',
и вдруг я понял,
что рискую
душой,
и нужно уходить:

В окне уже давно стемнело,
метались огоньки свечей.
Я скрыл досаду неумело
и вышел в поисках вещей.

Лишь задержался у калитки
и оглянулся второпях
на старика, что без накидки
стоял, понурившись в дверях.

08/03/08


***

Замедленность во всем-
В движении, в словах,
И даже в мыслях царственная нега.
Лежит Ерусалим , укрытый снегом
Уж третий день, и холодно в домах.

Здесь снег в диковинку
И мчатся караваны
Наверх подняться и получше рассмотреть,
От красоты в восторге замереть
И позавидовать далеким снежным странам.

А мне не нужно мчаться
Я не рвусь
К снегам и холоду - я родом из Сибири.
Пусть многое мы тут и подзабыли,
Но снегу я вовек не удивлюсь.


***

Моряк

Я - моряк и я - искатель.
Все прошел меридианы.
Вольный ветер - мой приятель -
Вел меня в другие страны.
Там прекрасная креолка
С неизвестного залива
За стеклянную заколку
Ночь любви мне подарила.
А в порту на Иокогаме
Часть души своей, наверно,
Я отдал прекрасной даме,
Что стояла у таверны.
В жарком зное утопая
Неуёмного Бомбея,
Шла ко мне, полунагая
Индианка, будто фея.
Там, где неизвестны росы,
Где земля скучна без леса,
Подносила сок кокоса,
Мне нубийская принцесса.

Для меня вина нет слаще,
Чем глаза подруг прелестных,
Я хочу их видеть чаще,
Где-то в землях неизвестных.
Я хочу в пути скитаться.
Все отдав, начать сначала,
Чтобы после повстречаться
С женским взглядом у причала.

***

Ах, если б мне упорство Одиссея,
Когда он десять лет в пути из Трои
Все плыл, Итаку позабыть не смея,
Богов своей удачей беспокоя.

Родился б я тогда аскетом твердым,
И обещаний , данных, не менял.
Иль просто псом был ласковым и добрым
И по ночам бы сон твой охранял.

16.02.08

***

Еще нам не по сорок пять,
Туда идем мы осторожно,
Но по сединам прочитать,
Что за спиной, - уже возможно.


Сейчас мы видим, как пусты
Обид ненужных наважденья.
Мы стали более просты
И осторожнее в сужденьях.


Легли опавшею листвой
И под ногами прошуршали
Тупая грусть с седой тоской,
Былой влюбленности печали.

24/02/08

***


Я опять - словно хлебная мякоть,
Что захочешь, лепи из меня.
То на улице зимняя слякоть
Пробуждает в груди бесенят.

Не утихнут они, не научат,
Только сердце почует - беда :
И мелькнут, словно солнечный лучик,
И уйдут, как всегда, в никуда.


***
Всё улицы и улицы да разные дома.
Под вечер небо хмурится и холодно - зима.

Гудела и толкалась толпа из разных стран
И шумно растекалась в проулки по домам.

А мы бродили медленно, без груза, налегке,
Искали неуверенно короткий путь к реке.

Вокруг гуляли люди, носилась детвора,
А мы, казалось, будем ходить так до утра.

Но,оказалось,к ночи все кончилось легко,
Ведь были мы не очень от цели далеко.

По улицам размеченным, бегущим в темноту,
Пришли глубоким вечером мы к Карлову мосту.

***
Прага

На Староместской шум и суета.
Мы сели сбоку, не заметно так:
'Нам, девушка, пожалуйста коньяк,
Две чашки кофе и кусок торта".

Часы на башне бьют и тут же рядом
Стоит, а на плечах столетий груз,
Застывший в камне предводитель Гус,
Толпу туристов провожая взглядом.

У 'Coffee House' брызжут фонари,
И где-то здесь, забыт и обездолен,
Быть может, бродит постаревший Голем
По городу ночному до зари.

По вечерам на Карловом мосту
Услышать можно дикий визг горгулий,
Что свой полет навечно затянули
Со стен Святого Вита в темноту.

Какое-то кино про чудеса -
Сверхтонкие готические шпили
Взметнулись ввысь, застыли и забыли
Про наши удивленные глаза:

Всё это восстает туманным сном
Издалека.
И в памяти дрейфует.
По мостовой булыжной я тоскую
И вижу Прагу за своим окном.

05.08.07
***

ЗОЛОТЫЕ ТРОТУАРЫ

Когда-нибудь ты выглянешь в окно,
Увидишь золотые тротуары,
И будешь ты еще совсем не старый,
И будет в этот день еще тепло.

Из заголовков утренних газет
Узнаешь, что в субботу ровно в восемь
В ваш город прибывает снова осень,
Впервые за последние сто лет.

И станет город чистым и пустым,
Задумчивым, загадочным и милым,
И в форточку потянет сладким дымом
Сгораемой на улицах листвы.

Захочется поехать на вокзал,
Чтоб встретить там кого-нибудь. Кого?
Да просто человека одного,
Который так давно не приезжал.


***

Становятся ночи короче,
А вьюги становятся злей.
Весна. Но зима не хочет
Сдавать территорию ей.

Я был вчера оленёнком,
А нынче уже - олень.
Померяться силою с волком
Не боязно мне, не лень.

Я утром из стойбища вышел,
Полями ушел в леса,
Гулял там и вдруг услышал
Далекие голоса.

Идут меж деревьев люди,
Не ждал лес таких гостей,
Охота сегодня будет,
Ведь самое время ей.

Не зря люди вышли в стужу,
Мороз и пургу кляня,
Нет, я им совсем не нужен,
Нужна только часть меня.

И я сам не свой убегаю,
По грудь мне еще снега,
Тем людям нужны, я знаю,
Мои молодые рога.

Вот свора собак настигает,
От страха не чувствую ног,
Обходят меня, окружают
И гонят куда-то вбок.

"Оленьего бога ради,
Отстаньте", - кричу я псам.
Эх, как хорошо было в стаде,
Надежно как было там!

Сил нет и охотники ближе,
А лесу не видно конца,
Не выжить мне, эх, не выжить,
Не вырваться из кольца.

:А в стаде погонщик старый
Повесит кнут на крючок
И скажет: "Сбежал тот, шалый,
Куда же он, дурачок?"


ТОМСКУ

Спокойным воздухом дышащий,
Живущий собственный свой век,
Хочу воспеть я в настоящем
Забытых улиц талый снег.

Хочу словами, как на камне,
Я прорубить свою строку,
Поведав, как скрипели ставни,
Деля со мной свою тоску.

 
  
 


Как в час вечернего заката
Сибирский город отдыхал
И как бродил я в нем когда-то,
И как любил его - не знал.

Расписан городским азартом,
В тиши бревенчатых домов
Уходит в вечность безвозвратно
Мой город вереницей снов.


ТИШИНА

Стоит лесок на бугорке,
Тропинка тянется к реке,
А рядом церковка стоит,
И всё в безмолвии - молчит.
А сверху белая луна,
Земля дождём напоена,
Укрыта зелени ковром,
А за пригорком старый дом
Стоит и ждёт
Уж столько лет.
А в доме на плите обед,
В углу разобрана кровать,
(Поесть и можно почивать),
А из окошек чудный вид:
Лесок невдалеке стоит,
Тропинка тянется к реке,
И церковка на бугорке.


РЕКА.

Из далека - далека,
Словно гибкая рука,
По земле течет великая река.
Молча смотрят города,
Отражает их вода
И, прощаясь, убегает в никуда.
Мимо девственных лесов,
Мимо пастбищ и лугов,
Протянула километры берегов.
Ни мгновения не ждет,
Устремляется вперед,
Потому что лишь в движении живет.
Ослабляет летом зной,
Дружит с солнцем и луной,
Наливается водою дождевой.
А зимою, не спеша,
Подо льдами, чуть дыша,
Ждет весенней суеты её душа.


***

С тоской своею я повенчан,
Расстаться с нею, нет причин.
У мужиков всё-из-за женщин,
У тех же, всё-из-за мужчин.

Избитые встречая шутки,
В постели весело смеясь,
В публичном доме проститутка
На полчаса мне отдалась.

Хрипела южная столица,
Укрывшись небом до зари.
Рекламные сверкали блицы,
И лезли в окна фонари.

А здесь в прохладе, после душа,
Как дело совершил своё,
Воспоминаньем оглоушен,
Я вспомнил вдруг глаза. Её!

И не в мечтаньи-умиленьи
Губу до боли закусил.
Просил я память о прощеньи
И о забвении просил.

И с кем делиться начал- с нею,
Которая на полчаса.
Я грустью полон был своею
И обо всём ей рассказал.

Я рассказал ей о тревогах,
О даром сказанных словах,
И о не пройденных дорогах,
И о забытых детских снах.

Я был не прав, я ошибался,
Но с кем-то ж надо обсудить.
Я чувствам, памяти отдался,
И так хотелось говорить.

А ей-то что? Она за деньги
На всё готовою была.
Но всё ж спасибо, откровенье
Она моё восприняла.

Но всё прошло. Я распрощался
И вышел в ночь. Прощай, душа.
Я будто в прошлом оказался,
Гулял в нем целых полчаса.

***

Весной дороги размывают
Грязные ручьи.
Синицы город покидают -
Вольные, ни чьи.
Снега, солдаты дней минувших
Тают не спеша.
И словно в юность оглянувшись,
Мается душа.

О чем дорогам рассказать,
О чем их расспросить?
К чему, так хочется летать,
Кого опять любить?
Зачем воскресший Лазарь мой
Под звон капельных стай,
Любовью дразнит,
И весной-
Проснись же, и оттай.

Хочу сказать Весне - Постой,
Души моей не тронь.
Живу, обманутый тобой,
Мне надоел огонь.
Мне надоели небеса
И дальний звёздный свет,
Кого- то радует краса
Твоя,
Меня же - нет.

Я отошёл и охладел,
И крылья отстегнул.
Вокруг так много разных дел,
Забот, страстей разгул.
Я помню всё,
Но я прошу -
Спокойно дай дышать,
Я больше в небо, не спешу
И не хочу летать.


ФЛЕЙТА

От грустной мелодии флейты,
Звучавшей в ночи за окном,
Уснули тревожные ветры,
И в сон погрузился мой дом.
Играл музыкант незнакомый
В каком-то далеком окне.
Мотив разливался по дому,
Тоской оседая во мне.

Минутных друзей выбирая,
Себя принося на размен,
Уже не копя, а теряя,
Не ждем никаких перемен.
Листаются книги листочки,
Года вылетают в окно.
И мысли - не мысли, а строчки,
Написаны очень давно.

Она же играла дорогам,
Снегам и весенним дождям,
Прошедшим и свежим тревогам
И вновь наступающим дням,
Объятьям, для встречи открытым,
И грустным прощальным словам,
И всем обещаньям забытым,
И детским бессмысленным снам.

Чужим одиночеством полный,
Лежал я и думал во тьме.
А звёзды светили над домом,
А звезды светили не мне.
Шла ночь по огромной планете,
А флейта тянула своё:
Не спал я один в целом свете -
Всё слушал и слушал её.


ВЕСНА

За окном снега растают.
Снова птицы прилетают,
Просыпаясь понемногу,
Открывается земля.
Снова дома не сидится.
Мне охота, словно птице,
К солнцу сквозь туман пробиться
И погреться у огня.
Буря чувств переполняет,
Зимний холод в сердце тает.
Если б жил я много раньше,
Оседлал бы я коня!
На земле Весна-Царица,
И так хочется влюбиться,
Как воды, любви напиться,
Ах, как хочется, друзья!

***

Белый дым, белый дым, белыми ночами.
По реке своей судьбы к старости причалил.
Перед вечною тоской
Ты мне сердце успокой
И по лысой голове проведи рукой.


К ЧЕМУ СТРЕЛЯТЬСЯ.

"Но господа, так хочется стреляться
Среди берёзок средней полосы..."

К чему стреляться, господа
Средь красок
Осени сибирской,
Когда так хочется влюбиться
В стогов печальные стада.
И написать стихи о вьюге,
И удивляться, и мечтать:
Бог знает, господа,
Что будет?
К чему нам, право, умирать.

***

Сомнений полный и желаний,
Я поднял груз ушедших лет,
Открыл ларец воспоминаний,
Хоть знал, что ничего там нет.

Одни лишь миражи и грезы,
Мечты, последний вздох и взгляд,
И сердца острые занозы
На дне ларца того лежат

Лекарство времени, известно,
Все лечит, только вот не всех.
Пытался быть с собою честным,
Скрывая боль за громкий смех.

И стоило ль ларец тревожить
И тени в прошлом ворошить?
Ушло все, кануло. Так что же?
Все было. Так тому и быть.

***

Из страны моей мечты,
С опозданием на вечность,
Ты идешь, иль едешь ты -
Бесконечно.

Из моих волшебных снов
Ты появишься из пены,
Принеся с собой любовь -
Непременно.

Но когда уже придешь,
Я боюсь, что сил не хватит.
И меня ты не найдешь -
Так не кстати.








 
 


Продажа и обслуживание бензиновых генераторов | Оказание качественных детективных услуг | Стальные двери на любой вкус