Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 


Мы не были с ним друзьями или коллегами по работе. Мы даже не были с ним единомышленниками. Просто, один раз столкнувшись на автобусной остановке, мы сошлись на понимании полезности алкоголя, и с тех пор стали частенько коротать время вместе.
Но речь не о нем. Речь даже не обо мне. Речь о его жене, Полине.
Ах, Полина! Вот уж красавица была. Красавица из красавиц.
Первое время я никак не мог понять, как такой не приметный ( и чего уж греха таить-серый ) парень, смог оторвать себе такое сокровище. Потом уже, сама Полина все мне разъяснила. Залетела. Да, вот такая банальная ситуация. Были какие-то танцы в каком-то клубе, посиделки с вином, сигарета на двоих на морозном воздухе, её озябшие плечи и его куртка на них. А потом и руки. Комната в общаге и скрипучая кровать. Да все как у людей. Ничего нового.
Но это так, лирика. Дела давно минувших дней.
Я знал Мальтуса еще по институту. Не знаю, почему он получил свою кличку, но думаю - за маленький рост. Маленький - Малек-Мальтус. По-моему все логично. Я и имени его не помнил. Чисто машинально назвал его Мальтусом, но он не обиделся. Только когда пришли к нему домой, где он и познакомил меня с Полиной, она назвала его по имени.
Помню, мы здорово набрались в тот день. Водка проявилась во всей своей способности единения человеческих душ.
И вот мы сидим уже с ним, обнявшись, и бормочем друг другу:
- Игорёк:
- Стасик:
- Игоречек:
- Стасик:
- Егорка-а-а:
- Стаси-и-ик:
И уже не видит Игорек, что его жена бросает на гостя заинтересованные взгляды. Уже не слышит ласковых интонаций в её голосе, когда она предлагает мне еще салатику. Не замечает, как близко мы танцуем в полутемной комнате, под его магнитофон. Он полон родственных чувств ко мне. Он подливает и подливает и все не дает мне уйти, а когда я все же встаю из-за стола, он долго жмет мне руку и приглашает, приглашает меня заходить почаще, благо я знаю теперь его дом, в котором мне всегда будут рады.
Да, очень рады. Все, но каждый по-своему. Хозяин рад новой возможности выпить и поговорить, а хозяйка еще не осознанной ею самой радостью предвкушения чего-то нового и: запретного. Да я и сам испытывал тогда те же чувства.
Чужая жена - как много сладости в этих словах. Сладости и запретности. Запретный плод сладок. О, еще как сладок, еще как.
Обманутый муж всегда выглядит в глазах соперника каким-то недоумком. Над ним потешаются. Его не считают чем-то серьезным. Наоборот, к нему относятся как к мелкой преграде, которую нужно обойти и посчитать это за признак мужской доблести, мужской состоятельности.
Помню, мы гуляли с Полиной по городу. Это было наше первое свидание. Игорь был на работе, а их дети в детском саду.
Мы ходили по городу, заходили в кафе, пили вино и говорили, говорили. Мы были впервые один на один, без постоянного Игоря. Мы узнавали друг друга. Она мне рассказывала про себя, а я ей о себе. Нам было интересно. Это было начало. Я действительно был влюблён. Мне хотелось спать с ней, но так же мне хотелось слышать её голос, видеть её улыбку. Любовь, одним словом.
В пять вечера, Полина должна была забрать детей из сада, т.к. Игорь после работы шел сразу домой.
По дороге в сад, я купил букет цветов и подарил ей. Она сказала, что Игорь даже во времена ухаживания не дарил ей цветов, отчего я сильно вырос в собственных глазах. Подарить любимой женщине цветы, было для меня обычной вещью, само собой разумеющимся. И вот, подойдя к саду, Полина отдала мне букет, и ушла внутрь. А я остался с цветами на улице. В голове слегка кружилось от выпитого вина. Мысли путались и я был в общем-то счастлив. Закуривая, я вдруг увидел, что ко мне приближается Игорь.
- Стас, ты чего тут? Здорово.
Я пожал протянутую руку, лихорадочно соображая, что делать. Вот попали, так попали. Как тут увернуться. Я с цветами возле садика, из которого с минуту на минуту выйдет Полина.
- Да вот блин... Познакомился сегодня с бабой. Ходили, гуляли. Вином её угощал, цветы вот подарил. Час назад приехали сюда. Она пошла вон в тот дом, сказала, что хочет переодеться, и велела мне ждать её. Цветы мне оставила, вроде как отец не любит новых ухажеров. И вот уже целый час я тут парюсь, а её все нет и нет. Я уже и в дом этот заходил, а он проходной. Уж и не знаю что подумать. Динамщица, что ли ,- затараторил я,-А ты чего тут?
- Да детей забрать надо.
-А Полина?
- Да не знаю, где она. Домой пришел - её нет.
Тут появилась Полина, ведущая за руки двух ребятишек. На лице у неё было написано удивление.
Не давая ей начать, я радостно раскинул руки:
- Полина! Какая встреча! Привет! Ты смотри, вся семья в сборе. Это надо отметить.
И уже на выдохе:
- Вот держи, цветы для тебя - и протянул ей её же букет.
Игорь расплылся в улыбке - Моя идея была.
Я еле удержался, чтобы не спросить в голос с Полиной:
-Какая?
- Цветы тебе купить.

По дороге домой, Игорь чуть придержал меня и глядя в спину Полины пробормотал:
-Лихо ты с цветами ...
Мозг обожгло- Он понял!
- И я тебе подыграл. Она поверила.
- А, да-да - облегченно кивнул я.




Меня все больше затягивало. Мы кружились в каком-то нереальном танце. Мы забывали об осторожности. Да что там - мы плевали на неё.
Едва успевая встать с кровати, пока Игорь поворачивал ключ в замке, мы смотрели на него честными глазами и чистыми голосами интересовались как дела. Он жал мне руку и целовал жену, еще горячую и растрепанную. Я не мог понять, понимает он, что происходит или нет. Задумывается он над тем, что я постоянно торчу у них дома, пока он на работе? Неужели он ничего не видит? По прошествии какого-то времени, я перестал ломать голову над чужой проблемой и поплыл по течению.
Полина отсылала детей гулять на улицу, предварительно сказав им, чтобы они кричали, когда увидят отца, закрывала дверь, открывала окна и валилась со мною на диван, на кровать, а то и просто на пол. Мы были как безумные. Я мял её тело, вдыхал её запах, гладил её волосы и: Да я просто слеп от неё. Это было как во сне. Она была очень красива.
Как-то раз я печатал на работе фотографии, сделанные мною на одной из наших посиделок. Одну наиболее удачную фотку я увеличил до размеров портрета. В это время пришел мой начальник Пал Сергеич со своим каким-то родственником, то ли армянином, то ли азербайджанцем.
Они сидели в смежном с лабораторией кабинете, и пили коньяк. Я слышал, что они пьют, и хотел закончить побыстрее, но все никак не мог удовлетвориться качеством фотографии. Наконец я достиг желаемого, промыл фотографии и вынес их на свет сушить в глянцевателе. Родственник, увидев фотографию Полины , зацокал языком.
- Жена?
- Подруга.
- Вай, вай, какой красывий.
И, повернувшись к Павлу Сергеевичу, затараторил:
- Паша, сколько я у вас уже тут бываю, сколько вы мне добра сделали и помогли: Хочу в ресторан вас всех пригласить. Выпьем, потанцуем, девочек порадуем.
- Так, когда и где? Ты только скажи - мы будем - заулыбался Пал Сергеич.
- Кто не хочет девочек, с женами пусть приходят, с подругами - закончил родственник, взглянув на меня.
Вон куда ты клонишь, думаю, зацепило тебя.
- Мы по ресторанам не ходим - отвечаю, у нас муж дома ждет. Волнуется.
Генацвали сник и больше эту тему за весь вечер не поднимал. Только иногда, между бокалами, он брал в руку лежащую тут же фотографию, смотрел на неё, потом клал на место и вздыхал - 'Налейте'.

Всё больше и больше времени я проводил с Полиной. Всё сильнее и опаснее делалась наша игра. Знали уже все соседи. Знал даже мой отец. Он как-то раз увидел нас вместе, когда мы брели по городу, взявшись за руки.
- С кем это ты был?
- Знакомая.
- В сто раз красивее Ольги.
Ольга была моей женой.

Первый - и он же последний- звоночек прозвенел в тот раз, когда Полина позвонила мне на работу и сообщила, что Игорь уходит в вечернюю смену, а потом сразу едет в деревню к матери.
- Приходи.
Что-то лопнуло внутри и я, внезапно разозлившись, соврал:
- Сегодня не могу, у меня планы на вечер.
- Какие это?- промурлыкала трубка.
- Идем с Ольгой к теще. Та нас давно в гости звала.
- А как же я? Ну, соври, что нибудь.
- Короче - сегодня не могу - сказал я и положил трубку. И уже над самым телефоном услышал:- Я буду ждать.
Какая-то досада душила меня. Я не мог понять причин своей вспышки. Выдернув шнур телефона из розетки, я сидел и тупо глядя на аппарат, думал. Что такое? Неужто все. Я уже проходил такое не раз и не два. Какая-то апатия и безразличие наваливалисьтяжелым грузом. Ничего не хотелось решать. Хотелось только одного, чтобы это все закончилось, и чтобы мне больше никто не звонил, не писал, не встречал на улице. Чтобы никого рядом не было .Образ, мечты, воспоминания и мысли-всё, что раньше приносило радость и предвкушение, в один момент превращались в прах, в ничто. Я понимал , что прошел какую-то черту. Черту, за которой будут только слова и объяснения. Возможно крики. Совсем наверняка- слезы.
Я перегорел:

Нет смысла рассказывать, что было дальше. Всё было плохо. Я молчал, как истукан. Полина и звонила, и приходила ко мне на работу. Плакала и просила не бросать её. Держала меня за руки и заглядывала в глаза. А я? Я терпел. Я ничего не мог поделать с собой, да и не пытался. В груди не было ничего, что раньше будило во мне столько страсти и сил. Я знал, что скоро это закончится. Иногда я бурчал что-то типа - да успокойся, будет у тебя еще счастье, все будет хорошо. Но ни я сам, ни тем более она не обращали на эти фразы никакого внимания. И потихоньку, потихоньку Полинин натиск стал ослабевать. Прекратились ежечасные звонки, встречи у подъезда. Уже я не спрашивал на работе, когда меня звали к телефону - кто?
Все приходило в норму. Как у Полины шли дела, я не знал. Жизнь продолжалась, и все потихоньку стало забываться. Встречая порою Игоря, я что-то врал ему, улыбаясь, по поводу того, что много дел и все никак не удается вырваться к ним. Всё шло путем, пока как-то раз вечером, я не открыл дверь на звонок. В коридоре стоял Игорь. Он еще не начал говорить, а меня уже пронзило - Знает!
- Иди к нам, забирай Полину и чемодан, и чтобы я больше никогда вас не видел.
- Игорь, погоди:- начал было я, но он перебил меня:
- И запомни, Стас - ты дерьмо. Крепко запомни.
Игорь был на голову ниже меня. Никогда не занимался спортом. Он пил и курил и работал на заводе в пыльном загазованном цеху. Я стоял перед ним и казался себе маленьким и слабым. Я, посещающий четыре раза в неделю качалку, бегающий регулярно несколько километров, стоял и был готов стоять так до конца времен. Если бы он начал меня бить, я бы даже не ответил ему. Не смог бы. Только прикрывался бы от наиболее болезненных ударов, но чисто инстинктивно. Я был готов провалиться сквозь бетонный пол, только чтобы исчезнуть, выпасть из текущего момента. Только чтобы не видеть этих его пристальных глаз и не слышать слов, которые он говорил.
' Крепко запомни - ты дерьмо'. Почему-то именно слово 'дерьмо' меня припечатало наиболее сильно. В устах Игоря, который и при жене мог выразится довольно грязно, это 'дерьмо' а не 'говно' звучало особенно впечатляюще. Хлестанул меня, как ладонью по щеке. Не кулаком, а именно ладонью. Кулаком побрезговал, кулаками мужчин бьют.
Он ушел. Я закрыл дверь и свалился на диван. Лежал, зарывшись головою в подушку, и вздрагивал от каждого шума, долетавшего из коридора.
Она рассказала! Она сама ему рассказала, крутилось в голове. Но это что же выходит - она меня действительно так любила? Так любила, что после меня уже не смогла жить со своим мужем? Решила все порвать одним махом, так как не смогла носить в себе эту двойную тяжесть - мой уход и необходимость жить с опостылевшим человеком. А я-то что? Что мне делать? А что я могу поделать? Только горечь от происходящего, да желание чтобы это все уже кончилось, владели мною. Я вдруг поймал себя на мысли, что совершенно не думаю о Полине. Её страдания, её слезы и та обстановка, которая сейчас наверняка царила в её семье, были далеки от меня. Я совершенно не пытался найти выход из создавшейся ситуации. Мне было все равно, что там у них будет, как закончатся дела. Я отступил назад и вышел из круга света. Я даже повернулся спиной и совершенно не болел душой за происходящее. 'Вот, блин, попадалово!' только и подумал.

Н, вот и все, в принципе. Напоследок только окончательный штрих к истории.
Месяца через три, я гулял в гостях у своего приятеля, Петра. Мы хорошо выпили. Он в очередной раз разошелся с женой и, перебравшись в одно из многочисленных общежитий нашего города, закатил дикую пьянку. Были какие-то общаговские бабы, были танцы и даже небольшая драчка. Когда уже все здорово набрались и разбились на пары, я, под взглядом одной румяной девахи и подталкиваемый алкогольными парами, возжелал попеть под гитару. Петруха тут же вызвался пройтись по комнатам и найти инструмент. Я двинул за ним. Коридор был длинный и мы решили зайти с двух сторон. Он с одного конца коридора, а я с другого. Мы стучались в комнаты и если нам открывали, то как могли объясняли ситуацию и просили дать гитару, если есть. Ни у кого не было. Дойдя до очередной двери, из-за которой была слышна музыка, я постучался, и, повернув голову в сторону Петра, увидел, что он вышел из очередных дверей.
-Ну что, нет?- крикнул я.
- Нету.
В это время, я увидел краем глаза, что дверь открылась и еще не видя стоящего в дверях хмельным голосом заголосил:
- А мы тут гуляем, а гитары нету. Не выручите, если у вас:- и я заткнулся.
В дверях с выпученными глазами стоял Игорь.
- Ой!- только и выдавил я.
- ГИТАРУ!?- каким-то скрипучим шепотом выдавил он и медленно двумя пальцами толкнул дверь. Она, начав движение плавно, все ускорялась и ускорялась под действием сквозняка и на самом излете вдруг с оглушительным грохотом закрылась.
-Э, але, але - подскочил тут Петр и хрястнул в дверь кулаком.
-Земеля, открой!
Но я уже оттащил его.
- Это мои проблемы, Петя. Я у него жену увел.
- Женууу увел.- протянул Петр.
-А то я не понял сразу, что за дела. Ходит тут к Машке Потрахиной каждый день, и еще дерзит. Ну, если так, то: Ладно, пойдем дальше.
- Потрахина? Это фамилия такая? - спросил я.
- Это: хобби:, призвание: Раньше :фамилии давали: от ремесла, каким человек промышлял: Ну: и здесь та же :история:- с трудом выдавливал из себя приятель.
- А может ну её, эту гитару?- сказал я. Не до песен мне что-то стало.
- И то верно - сразу согласился Петр. Как там у Пушкина - Уж полночь близится, а бабы все одеты.
Мы немного подумали, в какую сторону нам идти, так как совсем уже заплутали в этих коридорах, и пошли к лестнице. Авось встретим кого-нибудь, кто подскажет нам путь.
 
 


Продажа и обслуживание бензиновых генераторов | Оказание качественных детективных услуг | Стальные двери на любой вкус