Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Глава 1
 
Улочка была тихая, тупиковая. Я свернул с Герцель, и сразу будто ваты в уши набилось: шум отступил и стало тихо. Где-то плакал ребенок, позвякивала посуда, да откуда - то сверху телевизор громко передавал новости.
Должно быть, старики живут, подумал я и стал искать нужный дом. И почти сразу увидел его.
Он был довольно старым и мало отличался от других домов, но современная стеклянная дверь и большие окна, изнутри закрытые жалюзи, сразу обращали на себя внимание.
Жалюзи были и на двери.
Я подошел. Справа на стене была прикреплена небольшая пластинка из белого металла, на которой на иврите было написано: Фотолаборатория 'Таис'.
Слева то - ли висела на невидимых крючках, то ли стояла, привалившись к стене, довольно смешная кукла гусара или мушкетера, в полный рост. На лице куклы были нарисованы усы и бородка, а глаза почему-то сведены к переносице, от чего выражение лица было довольно глупое. Она была завернута во что-то невообразимое и бесформенное красного цвета. На голове красовалась старинная шляпа с пером. Из-под неё торчали светло-желтые куски поролона, изображавшие волосы. Рассмотрев это все, я не удержался от улыбки.
Тут же рядом, на низком пластиковом кресле сидел парень в шикарном атласном халате темно бардового цвета, с золотистыми обшлагами. Он закинул ногу на ногу и сидел, задумчиво глядя на меня и курил длинную коричневую сигарету. Рядом на низком столике дымилась чашка кофе.
Из-за этого халата я и его сначала принял за манекен-уж очень он не вписывался в окружающую обстановку. На ногах у парня были домашние тапочки с пампушками, одетые на босу ногу.
Смуглое лицо его было гладко выбрито. Черные волнистые волосы были то ли мокрые, то ли намазаны гелем и собраны сзади в хвост. Ногти на руках были хорошо ухожены и покрыты бесцветным лаком.
Он поднес сигарету ко рту, затянулся и по-женски, элегантно так, отвел руку слегка назад и одним пальчиком сбил пепел. Потом вытянул губы в трубочку и медленно выпустил дым в мою сторону.
'Пидор', подумал я и, кивнув ему, потянул дверь на себя.
-Заперто, - сказал парень и прихлебнул из чашки.
-Не работают?- озабоченно отозвался я, ища глазами хоть какое-нибудь расписание.
-Как раз наоборот:
Я посмотрел на него и промолчал, ожидая продолжения. Но парень как будто и не заметил вопроса в моих глазах.
-Что-то срочное?- спросил он, взглянув на конверт в моих руках.
-А ты работаешь тут? Фотограф?
Он покачал головой:
-Нет, я скорее из обслуживающего персонала,- почему-то усмехнулся он.
Торопиться мне было некуда, и я присел на стоящий рядом стул. Закурил, затянулся и помолчал немного.
Он откуда-то из-за спины достал небольшой железный термос и покачал им в мою сторону.
-Кофе?
Я неопределенно пожал плечами, и он из-под стола выудил пирамиду одноразовых картонных стаканчиков. Снял один из них, поставил на столик. Остальные опять засунул вниз. Повернул пимпочку на пробке термоса, наклонил и нацедил мне примерно две трети стаканчика. Я жестом показал, что хватит и он, закрыв термос, убрал его вслед за стаканчиками.
Кофейный аромат был просто сногсшибательный. Я отхлебнул и удовлетворенно хмыкнул - кофе был замечательный. Я затянулся, отхлебнул и выпустил дым. Было очень вкусно.
-Сам готовишь?- уважительно спросил я.
Он знал, что мне понравится и улыбнулся, когда увидел на моем лице удовольствие.
-Да. Никто так не умеет. Арабский кофе. Меня один палестинец научил.
Я понимающе покачал головой и ждал продолжения. Но у него, видно, была такая манера говорить: скажет, заинтересует, а потом как бы пускает разговор на самотек. Мне особо говорить было нечего, кроме как опять похвалить кофе и разговор прервался.
Мы посидели пару минут молча, покурили. Потом я все же решил узнать то, зачем сюда пришел.
-Так, когда, говоришь, откроют?
-Да кто его знает: Когда какую-то работу завершает, всегда так бывает. Меня выгоняет, запирается и творит там, в темноте.
Сказал и снова замолчал.
Сверху какая-то птица вдруг стала свистеть так громко, что я вытянул шею пытаясь рассмотреть, что её так возбудило.
Парень будто даже и не слышал этого. Он так же спокойно курил и смотрел на меня в упор, что немного смущало.
-Я уже минут сорок сижу тут, - продолжил он,- курю. Что у тебя за дело?
- Да ничего, в общем-то, особенного: Нужно старые фотографии подновить, подретушировать, а потом отсканировать и на диск скинуть. Это можно тут сделать?
Парень неопределенно покачал головой:
- Наверное:
Мы опять помолчали.
Времени у меня было достаточно, но совершенно не хотелось тратить его на сидение возле фотомастерской. Я взглянул на часы.
Парень заметил это и сказал:
-Если поджимает то, может позже зайдешь?
Тут вдруг замок в двери повернулся и дверь открылась. На пороге стояла довольно крупная и высокая женщина. Прямая спина и широкие плечи выдавали в ней бывшую спортсменку. Она была одета в короткие джинсы и кофточку-безрукавку, кремового цвета. Длинные рыжие волосы её были как-то беспорядочно собраны в пучок и заколоты сзади, от чего отдельные пряди торчали в разные стороны, и вся прическа создавала ощущение какого-то девчачьего озорства. На лице практически не было косметики, лишь едва подведены глаза. Лицо нельзя было назвать красивым: довольно крупные, почти мужские черты, немного выступающий подбородок, слегка выдающиеся скулы, приплюснутый нос, создающий в первое мгновение ощущение, что он сломан, высокий лоб, густые, просто восточные какие-то, брови - все было довольно обычным. А вот глаза:Не зеленые, а просто изумрудного цвета глаза, бездонные и немного смеющиеся. Они озаряли лицо, оживляли его и хотелось смотреть и смотреть на него, не отводя взгляд. Несколько мгновения я так и делал, а потом, опомнившись, часто-часто заморгал и, сделав вид, что что-то попало в глаз, отвернулся.
Женщина оглядела нас, потом вытащила откуда-то из темноты за спиной витой железный стульчик и, поставив его спиной к улице, села и достала из заднего кармана джинсов пачку 'Vog'.
-Так курить хотелось, а было нельзя, - проговорила она будто не нам, а пространству.
Движения её были мягки и неторопливы и в тоже время точно рассчитаны - ничего лишнего: нога легла на ногу, легкое одергивание кофточки, ловко выуженная сигарета зажата между пальцев, щелчок зажигалки, струйка дыма вверх и потом уже лёгкий поворот головы - даже одного подбородка - в мою сторону. Взгляд, устремленный несколько секунд на меня, излучал уверенность, что она заинтересовала. У меня возникло ощущение, что рядом находится большая кошка, которую хотелось погладить, и которая знает об этом.
Парень качнул головой в мою сторону:
-Это к тебе.
А потом уже повернулся ко мне и представил её:
-Таис, здешний босс.
Я кивнул.
Таис смотрела на меня, ожидая объяснений, кто я и что тут делаю.
Я потушил сигарету и, положив на столик конверт с фотографиями, объяснил, что мне нужно.
-В принципе, я могу это сделать. - Кивнула головой Таис.- Много фотографий?
-Штук тридцать, - ответил я. - Но тут не все. Если получится, то я еще принесу. Тут я отобрал самые нужные. На сегодняшний момент. Сколько это будет стоить?
Таис задумалась, а потом медленно ответила:
-Это не проблема. Договоримся. Проблема в другом: Это горит?
- Да нет, в общем-то, не так уж срочно и нужно:
-Я объясню, - перебила она меня, - почему спрашиваю. У меня сейчас один важный проект в стадии завершения.
При этом, парень горестно и громко вздохнул
-: и я не могу отвлекаться. Так что если у тебя это срочно, то может лучше тебе попытаться в другом месте?
-Мне сказали, что в Реховоте только тут мне могут помочь.
-Ну, если в Реховоте, то да. Но есть еще в другом городе, в Тель-Авиве, например. Я могу дать адрес, позвонить туда, чтобы не сильно заламывали:
-Нет, в Тель-Авив я не поеду. Я лучше подожду, пока ты не освободишься. Мне не к спеху.
-Тогда оставляй и звони через пару дней. Я постараюсь посмотреть сегодня вечером и прикину, что и как можно сделать и сколько времени это займет.
Я согласно кивнул и встал. Солнце уже перевалило середину и тени вытянулись. Дело шло к вечеру.
Я махнул рукой, прощаясь, и взглянул на них обоих. Рыжие волосы Таис горели медным пламенем, и я увидел на голой шее родинку, а рядом бьющуюся жилку.

II
Сколько я жил в Реховоте, ни разу не был в этом тупичке. Хотя по центральной улице прохаживался миллионы раз.
Неподалеку от этого места был один довольно известный книжный магазин, в котором я был постоянным клиентом. Его хозяйка, Алла, давно принимала меня как своего и отношения у нас были почти дружеские. Я мог посреди дня зайти к ней в полумрак магазина, выпить чашку кофе, поболтать о всякой ерунде, разузнать, какие новинки ожидаются, какие книги можно заказать. А если иногда у меня не хватало денег на понравившуюся книгу, то Алла совершенно спокойно отпускала мне ее, зная, что не обману и через два- три дня занесу нужную сумму.
Как-то раз я зашел под самое закрытие, и Алла, закрыв магазин на полчаса раньше, достала откуда-то из-за стеллажа початую бутылку 'Hennessy' и две мандаринки, предложила разделить с ней радость- сестра родила то ли сына, то ли еще кого.
Мы хорошо вдарили, а когда алкогольные пары нас сблизили настолько, что мы решили перейти от приятельских взаимоотношений к более тесным, вдруг приехал Аллин муж, и мне пришлось делать вид, что я помогаю ей по магазину, передвигая какие-то тяжеленные коробки то ли с книгами, то ли с кирпичами. Муж терпеливо дождался, когда я завершу непонятные действия с коробками и сунул мне на прощание двадцатку, чем очень расположил к себе. В то время я не имел постоянной работы и перебивался случайными заработками. Я что-то пытался писать дома, сидя по вечерам на кухне и куря сигарету за сигаретой, и потому не хотел отвлекаться на ежедневные обязательные походы на работу.
Получив деньги, я спросил у Аллы, не нужно ли и завтра чем нибудь помочь, на что она мне ответила, что, мол, зайди, посмотрим.
Но на утро, протрезвев, я решил пока не ходить, так как, если честно, Алла не входила в первую десятку моих приоритетных жизненных целей. Она была старше меня лет на восемнадцать и полнота её немного выходила за рамки моих представлений о красоте.
Но, немного переждав, я начал опять заходить в её магазинчик, но сугубо по делам и дальше прилавка не проходил. Алла была совсем не глупой женщиной и все отлично понимала. Увидев меня через неделю после неудачной попытки сближения, она и бровью не повела и не стала, оставаясь со мной наедине, делать какие-то намеки или попытки попробовать еще раз. Я был ей за это благодарен, но больше с нею не пил. Наши взаимоотношения опять вошли в приятельское русло.
Это она, увидев, что я ищу книги по фотоделу, посоветовала обратиться к Таис и дала адрес.
Через пару дней, после того, как я заходил в фотолабораторию, я опять засиделся до вечера у Аллы в магазине. Выйдя оттуда уже перед самым закрытием, я вдруг решил заглянуть к Таис. Не знаю, что вдруг потянуло меня туда,но выйдя из магазина, я как-то вдруг обнаружил себя перед входом в знакомый проулок.
Я закурил, немного постоял и, зажав пару купленных книг под мышкой, шагнул в тишину тупичка.

Как будто и не проходило двух дней - парень сидел на том же месте и практически в той же позе. Перед ним стояла кружка, и по всей улочке пахло кофе. Вот только одет он был в легкий серый свитер и голубые джинсы. На голове красовалась, одетая задом наперед серая кепка.
Не здороваясь, он кивнул головой на книги:
-Что читаешь?
Я выложил книги на стол и сел на свободный стул.
-Ага, Ориген: Маркес: не плохо, не плохо.
Он посмотрел на меня с интересом и протянул руку:
-Акс.
Я пожал и назвал себя.
-Где отовариваешься? - спросил он, и увидя, что я не понимаю, кивнул на книги.
Я стал объяснять, что в разных местах, но сейчас иду из магазинчика, который отсюда недалеко. Там продавщица, такая полная женщина:
-Алла, - прервал меня Акс. - Знаю-знаю. У неё хороший выбор. Я и сам там частенько бываю. Но лучше всего книги покупать в Тель авиве, у Любавича. Бывал?
Я пожал плечами.
- Он недавно закрылся. Любавич в Америку намылился и потому прикрыл бизнес. Да и не бизнес это был вовсе:
Акс замолчал и несколько раз отхлебнул кофе. Потом, будто спохватившись, он достал из-под столика стаканчик и термос. Но я замахал руками, отказываясь, так как был уже вечер, и пить на ночь кофе мне не хотелось.
-Чем этот магазин отличался от других?- спросил я.
- Да это что-то типа клуба было. - Акс закурил и предложил мне. Сигареты были в жестяной коробочке и пахли шоколадом. Я взял одну и закурил. Табак был крепким и душистым. Сама сигаретка сластила на губах.
-Там не столько продавали, сколько собирались. Хорошие люди, между прочим. Совсем неизвестные, но жутко интересные. Поэты, писатели. - Акс усмехнулся.- Бродяги:
Он замолчал и курил несколько минут, о чем-то размышляя.
- Я вообще удивляюсь, как магазин просуществовал столько лет. Литература там была: - он задумался, подбирая слова. - Детективов, короче, не было. В свое время я там нашел почти всего Воннегута, в хорошем издании. Читал?
Я качнул головой:
-'Сирены Титана':
- Да. Но у него еще много чего есть.
Вообще, если хочешь, можем как нибудь сделать вылазку по книжным. Я тоже люблю походить, покопаться в развалах:
-Спасибо, - сказал я и посмотрел на часы. - Можно было бы.
-Торопишься? - спросил Акс и взглянул на небо.
-Да нет. Торопиться в общем-то некуда. Просто смотрю, что уже вечер, а ты одет, будто куда-то собрался.
-Таис скоро возвращается из Иерусалима и попросила её встретить. Машина сломалась, а у неё с собой две здоровенные сумки с аппаратурой и два штатива. Скоро должен автобус на тахану мерказит придти. Хочешь прогуляться?
Я не кривил душой и действительно никуда не торопился. Дома делать было нечего, на работу завтра не идти. Писать сегодня я ничего не собирался. Был один из тех периодов, когда ничего не писалось, и настроение было ни туда - ни сюда.
С одной стороны то, что ничего не писалось здорово напрягало и казалось, что жизнь проходит зря, а с другой стороны, сама мысль, что нужно сесть и что-то написать, наводила тоску и я сам не знал в такие моменты, чего же мне нужно. Встреча с Аксом, грядущая встреча с Таис, возможное продолжение вечера, будто оттягивали тот момент, когда я должен буду, закрыв за собой входную дверь, войти в тишину квартиры и опять решать как убить вечер.
- Почему бы нет, - ответил я.
-Тогда давай, я занесу книги внутрь, потом заберешь и пойдем. Осталось пятнадцать минут.
Акс взял книги, кружку, выудил из-под стола стаканчики и термос и все это занес внутрь лаборатории. Не включая света, он исчез за дверью на несколько секунд, а когда вышел, на нем была короткая флисовая куртка и шапочка с опущенными ушами с тесемочками, похожая на ту, что носил герой Бондарчука в фильме 'Даунхаус'.
Захлопнув дверь, он вставил ключ и повернул его на два оборота.
-Всё, пошли.
Только мы вышли на центральную улицу, как мимо нас в сторону центральной станции проехал автобус.
-Иерусалимский?-спросил меня Акс.
Я пожал плечами:
-Я и номеров-то не знаю.
-Ладно, если что-подождет. Пошли.
Вокруг шумела Герцль. Машины шли сплошным потоком. Пролетела скорая, а через пару секунд и полицейская. От их какофонии заложило уши, и я с тоской подумал про тихое место, только что покинутое нами.
Вокруг бурлила людская река. Все были чем-то заняты, что-то обсуждали, кричали, разговаривали по телефонам,кого-то звали, перебегали дорогу и ловили маршрутки.То и дело шипел банкомат, выдавая деньги, и рядом сидящий нищий что-то гнусавил пропитым голосом. Он протянул руку в нашу сторону и,после реплики Акса :' Бог подаст', долго глядел нам вслед, когда мы, обогнув его, углубились в толпу. Был конец дня и конец недели. Израиль готовился к наступлению шабата.
 
 


Продажа и обслуживание бензиновых генераторов | Оказание качественных детективных услуг | Стальные двери на любой вкус