Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
Помещение мастерской было просторное . Когда Таис, покопавшись с сигнализацией, зажгла наконец свет, я увидел просторную комнату, разделенную по- середине тяжелым занавесом на две части.
В той части, которая была ближе к двери ,было что-то типа комнаты ожидания. Вдоль стен, обитых драпировкой бардового цвета, стояло несколько мягких диванов и журнальный столик с разложенными на нем журналами по фотоделу. На стенах горели бра в виде мерцающих свечей, и висело несколько больших фотографий. Большинство из них были черно-белые. Это были снимки каких-то теней и света. На одной из тех, которые я успел рассмотреть, угадывались ветви деревьев, сквозь которые светила то ли луна, то ли фонарь. Ветви были немного смазаны и создавалось впечатление, что это какие-то отражения едва видимых нитей, немного подсвеченных сзади. На другой,которую я поначалу принял за снимок струй дыма на фоне едва освещенного гористого пейзажа,оказалась, при ближайшем рассмотрении,женская грудь снятая крупным планом,укрытая сверху чем-то воздушным и прозрачным, будто треплемое ветром.
В углу, на низкой тумбочке стоял большой аквариум, подсвеченный ярко-голубым светом. В нем плавали большие черные рыбы. По дну был рассыпан песок и поделки из пластмассы, изображающие утонувшие корабли и полуразрушенные замки.
Свет в комнате был не очень яркий, и это создавало атмосферу уюта и даже некоторой интимности. По углам прыгали тени от мерцающего света. Было тихо и хотелось погрузиться в мягкий диван и сидеть так, ни о чем не думая и слушать, как гудит компрессор в аквариуме.
В другой части зала был съемочный зал. Там стояли на штативах фонари различного вида и размеров. Зонт, переделанный в отражатель- обязательная деталь любой фотолаборатории. Был даже старинный фотоаппарат, с накидкой для фотографа. Он стоял посередине комнаты на огромной деревянной треноге, как инопланетянин из 'Войны миров'. Тут же были наложены какие-то деревянные кубы и кубики, шары и трубы. Все это громоздилось одно на другом,как детали невообразимого детского конструктора ребенка-гиганта. Стены были все завешаны занавесками разных видов и оттенков. В одном углу была какая-то штука,чисто белого цвета,которая выглядела как широкая дорожка, начинающаяся с пола,загибающаяся вверх и оканчивающаяся прямо над головой. Вокруг неё стояло несколько фонарей и, прямо напротив, стоял фотоаппарат на штативе.
Я только крутил головой в полутьме, пытаясь не налететь ни на что и ,не дай Бог, что нибудь не поломать.
Таис осталась где-то позади, а Акс потянул меня куда-то в угол ,за белую дорожку. За ней я увидел малюсенькую дверь,отворив которую Акс, ввел меня совершенно крохотную каморку, в которой стоял небольшой шкафчик и довольно внушительный холодильник.
Немного осмотревшись в темноте, я увидел в углу за холодильником винтовую лестницу, по которой Акс потащил меня наверх. Там оказалась жилая комната, большую часть из которой занимала огромная софа , а за ней стояла во всю стену здоровенная полка с книгами. Слева от лестницы была душевая и туалет, а рядом с ним маленькая кухонька, состоящая из небольшого стола с плиткой на нем и опять же небольшого холодильника. За холодильником устроился посудный шкаф, доверху забитый посудой.
Перед софой стоял маленький столик на колесиках и пара пуфиков. Потолок был довольно низкий , и, не смотря на мой невысокий рост, мне пришлось слегка наклонить голову.
Акс уселся на софу, а мне предложил располагаться на стуле.
Таис внизу что-то двигала, чем-то гремела и отдавала распоряжения наверх, где что лежит, что взять из холодильника, где достать хлеб, откуда вытащить соленья и пр: Я понял, что вечер только начинается. А когда в руках у Акса появилась литровая бутылка черного 'Джонни Уокера', я снял куртку и расшнуровал ботинки.
Поднялась Таис и Акс вдруг приобнял её и смачно чмокнул в губы.
'Нет,не пидор', вдруг подумал я и взглянул на Таис. А жаль:
Я вздохнул и подсел к столу.

На экране телевизора, какой-то волосатый парень, качаясь и едва не падая, читал стихи. Чья-то невидимая рука из-за кадра, все время поддерживала его и не давала выпасть из объектива, когда он уж совсем отклонялся.
Он выуживал какие-то обрывки бумажек, магазинные счета и просто куски туалетной бумаги из карманов, прищуривался, некоторое время молчал (то ли искал интонацию, то ли просто вспоминал русский язык) и начинал читать. С выражением и довольно смешно.
Это-Гоша,-объяснила Таис,- свои стихи читает.
Перед ним стоял стол,за которым сидело множество народу и все курили. Лица были незнакомые, пару раз мелькнул Акс с трубкой во рту.
На столе стояли бутылки разных видов и цветов. Чьи-то руки то и дело появлялись и разливали по рюмкам и бокалам и один и тот же голос, с периодичностью в одну минуту провозглашал, что пришло,мол, время выпить,а то совсем уже в горле пересохло.
Какая-то женщина визгливо смеялась все время, и чтец в такие моменты замирал, уствившись в одну точку. То ли переводя дух,то ли просто ждал, когда аудитория обратит на него внимание.
Создавалось впечатление, что большая часть присутствующих вообще не знает, что кто рядом с ними читает стихи.
Только одна слушательница, сидевшая прямо возле Гоши, смотрела ему в рот и ,судя по всему, думала, что он читает очень серьезную вещь. Она то и дело качала в восторге головой и даже пару раз смахнула слезу.
Я прислушался и уловил в общем гуле:
Не пожелала мне отдаться
Страна твой подвиг не забудет.
Дай хоть за попу подержать-
С тебя, её Богу,не убудет.*

* Илья Левин.



-Губерман?
Акс с Таис заулыбались:
-:нервно курит в сторонке .А похоже ,да? Гоша, когда выпьет, либо стихи читает, либо скандал затевает с кем нибудь из гостей. Да и с хозяевами может. В тот раз его на поэзию, слава Богу, потянуло. Это - Новый Год.
- А,да? То есть- не адекватен?
- Как и любой гений,- пробурчал Акс.
-Ой,гений!- вскинулась Таис. А ссать возле входной двери,не дойдя пару шагов до туалета:Да что там до туалета- просто до улицы добежать, тоже признаки гениальности?
А я потом, со своей плебейской родословной, должна полночи все это мыть и протирать, пока этот гений сидит рядом на земле и рассуждает о том, что его никто не понимает, а у него,видите ли душа-а-а: А под него затекает ,затекает, а он даже подвинуться не хочет. 'Из праха я:'. Либо то,что он в этот раз отчебучил,-Таис ткнула пальцем в экран,-тоже подходит под параметры гениальности.
- Да ты благодарна должна быть судьбе, что тебе выпала честь прибрать за гением,-засмеялся Акс. - Детям потом будешь рассказывать!
- Да каким детям? От кого? От тебя что ли?
- Женщина,ты находишься в компании совсем не последних представителей человечества:
- Большинству из которых негде харчеваться,но жрать они любят с такой же частотой, как и последние представители,- закончила Таис и шутливо ткнула пальцем в Акса.
Он стал уворачиваться и задел ногой столик. Тарелки подскочили, и бутылка с виски чуть было не слетела на пол.
-Что? Перепел?-воскликнула Таис. Если перепел, так веди себя прилично, ногам волю не давай. Только рукам.
-Какой перепил-щекотно же!
А меня а вправду покачивало.Выпито было не мало, а на дворе была,судя по тишине за окном , глубокая ночь.
Я давно уже не вел ночной образ жизни и потому организм, подчиняясь сложившемуся распорядку, сигнализировал, что пора бы уже закругляться и в люлю.
Но, судя по выглядывающему из под кухонного столика горлышку ,до люли было еще довольно далеко. Потому я налегал на закуску и старался меньше курить. Но все равно, грань состояния орла была пересечена давно, и я стремительно приближался к состоянию свиньи.
Таис встала, чтобы подложить всем голубцов, которые она довольно быстро сварганила,пока мы с Аксом раскупоривали и выпивали первые рюмки.
-Да нет, он хороший парень,- продолжила она про Гошу,-только приглашать его в гости уже боязно. Раньше как-то не замечалось за ним такое. Выпьет, проспится,поболеет: Всё как у людей. Стихи почитает. А где-то года полтора назад стало у него потихоньку крышу сносить. То одному надерзит за столом, то другого на хер пошлет:На Акса недавно чего-то понес, еле угомонили.
- Ну а по трезвяне-то что говорит?-поинтересовался я. -Спрашивали его? Помнит всё?
- Да разговаривали. Ну покрутит головой, плечами пожмет, отшутится типа : 'Пьяный был, не помню, начальник'. Что мы ему скажем? Обида уже прошла ,раздражение ушло. Так и тянется, до следующего раза.
В телевизоре, в это время,что-то произошло и повернув голову, я увидел только гошины ноги и заваливающийся на бок стол.
- Все салаты, сука, развалил по полу. Ели потом на карачках, -покачала головой Таис.


На остановке к нам пристали эфиопы. Я отошел отлить , а когда вернулся, увидел лежащего на земле Акса, а над ним какое-то черное чучело размахивало руками и что-то яростно кричало. Акс лежал в довольно странной позе, заложив одну руку за голову, а другой, в которой была зажата сигарета, он будто бы жестикулировал и я слышал, как он что-то спокойно говорит обступившим его четверым парням, при этом полностью не реагируя на крик. Выйдя из-за угла и увидев эту картину я решил, что наших бьют и рванул вперед.
Подбегая, я услышал спокойный голос Акса, что показалось мне довольно странным, но тело мое было уже готово к схватке и остановиться я не смог. Я просто влетел в компанию и двинул первому попавшемуся. Двинули и мне. И опять я:И мне: Всё смешалось, полетело кувырком:крики,толкотня,искры из глаз,звон стекла (кто-то пробил стеклянную стену остановки) и наконец сине-красные огни полицейской машины. И опять темнота улицы и Акс тащит меня через какие-то кусты, а за нами гонятся то ли эфиопы, то ли полицейские, а то ли просто ветер шумит по ветвям.
Мне чем-то саданули по затылку, и я плохо соображал. Я все время падал, а Акс меня поднимал и тянул за рукав, а я болтался как фантик и хотел остановиться и просто лечь. А он тащил и тащил. По кустам,бордюрам, каким-то дворам:
Перед освещенным местом он кинул меня на землю и свалился рядом. По дороге проехала патрульная машина.
Акс посмотрел на меня:
- Ты что, тоже с Урала?
-Эфиопы были с Урала?- по-еврейски ответил я вопросом.
Он фыркнул и, отвернувшись, посмотрел на дорогу. Машину уехала.
Часа в три ночи мы были у меня. Включив свет в ванной, я разглядел себя в зеркале. Да-а, видок тот еще: правая бровь разбита и кровь залила пол лица, брюки и даже на ботинки попало. Кожаная куртка, почти новая, была разорвана на спине от воротника до самого низа. Затылок жгло и я взяв маленькое зеркальце и сопоставив его с большим разглядел на затылке смачную ссадину и тоже потеки крови ,затекшие за воротник. Значит, свитер тоже испорчен . Хорошо шабат встретили. Посидели, выпили, меня до остановки проводили:

-Но ведь ты же валялся на земле, а тот,бесноватый, пытался тебя пнуть!
- Я не валялся на земле, я лежал, а этот парень хотел оказать мне помощь, так как подумал, что мне плохо. А я пытался объяснить ему и его друзьям, что все нормально и мне нужно от них всего лишь, чтобы они отошли в сторону и не мешали мне смотреть на звезды.
Акс развалился на диване, курил в потолок , а пепел стряхивал в пепельницу на подлокотнике. Грязные кроссовки он закинул на журнальный столик и кусочки грязи с них падали на пол, но Акса это совершенно не смущало. Он осматривал помещение и лениво отвечал на мои вопросы. Его внимание привлекла картина, подаренная мне моим дядей Аркадием, когда я уезжал в Израиль. Он притащился с ней в аэропорт, и мне пришлось тут же на полу раскрывать чемодан и все перекладывать заново, чтобы уместить полуметровую картину. Она была в рамке,но от этого я категорически отказался, сказав, что рамку сделаю в Израиле. И вот она уже несколько лет висела на стене моей реховотской квартиры и радовала (надо же) глаз.
Дядя Аркадий- непрофессиональный художник, пишущий довольно талантливые картины,но не продающий их,а раздаривающий своим родственникам и знакомым. Все равно,говорит, их сейчас не продать за хорошие деньги, а через сто лет, когда за ними начнутся охотиться, вы меня помянете добрым словом.
На картине было изображена нижняя половина полузамерзшего окна, через которое смутно виден заваленный снегом храм с крестами на куполах,зимнее небо, замерзшие деревья и вдали силуэты домов. Рама окна выглядела старой, с потрескавшейся светлой краской. С правой стороны висели карманные часы на желтой цепочке. На подоконнике была то ли наледь,то ли вода с подтаявшего стекла. В ней смутно отражался заоконный пейзаж.
На меня картина наводила умиротворение и покой. Была практически полная иллюзия, что смотришь в настоящее окно, за которым наступает зимний вечер.
- Продай,-Акс указал сигаретой на картину.
- Приходите лет через сто.
-Ну, смотри. Если что - я с удовольствием возьму. Люблю такие вещи.
Я опять повернул разговор к недавнему происшествию:
-Я не пойму, а на земле-то ты как оказался?
-Лег.
-Как лег? Сам взял и лег?
-Послушай,- Акс вроде как устал от расспросов и решил всё объяснить сам,-ты ушел, я курил и выпускал дым вверх. Сверху были звезды ,и мне захотелось посмотреть на них. Но стоять с задранной головой у меня не получилось- все начинало плыть по кругу, и я лег.
Я ничего не понимал. Я ведь отлично видел, что черный парень махал руками и орал что-то на всю улицу, а Акс сейчас пытается мне втолковать, что тот не орал, а просто очень эмоционально разговаривал своим тонким голосом и хотел поднять, а не ударить. А я нарушил тишину вечера (так прямо и сказал-нарушил) и внес сумятицу в поток событий, чем изменил ход истории и еще что-то в том же роде. И говорил он мне это с серьезным видом ,без тени улыбки и даже, вроде, не издевался.
Оказывается, что я излишне сильно доверяю своим глазам и не принимаю в расчет, что видимое может быть ложью и у происходящего есть какой-то другой скрытый смысл.
В голове от алкоголя и от удара немного плыло и мне трудно было улавливать ход и логику аксовой мысли,но я упорно сидел и делал вид, что участвую в разговоре.
- Какие звезды - только что прошел дождь?
-В этом-то и вся твоя беда: ты видишь только то, что видят твои глаза.
-А что видишь ты, Диоген?
-Да, в принципе ничего такого. Плохо не то, что ты не увидел, а то, что, не увидев, ты составил свое мнение о происходящем и вмешался. А вмешавшись, ты все сделал не так, как должно было быть.А должно было быть так, что парни просто ушли бы. Может быть, услышав, что я сказал им, а может, просто приняв за умалишенного, но результат был бы более тихим и менее кровавым. Согласись, при любом раскладе, так выходило бы лучше?
Я не знал, что возразить,но мне совсем не хотелось соглашаться. Спор ради спора, хотя я понял, что нить разговора мной утеряна .
-И тебе совсем без разницы, что парни бы приняли тебя за дурака? И потом,-пришла мне в голову мысль, -ты не можешь со стопроцентной уверенностью утверждать, что они так бы и ушли. А если бы они, увидев, что ты либо пьяный, либо сумасшедший и оценив безлюдность улицы, просто ограбили тебя? Согласись,это тоже возможный вариант события.
-Да, могло быть и так. Но во-первых, у меня ничего с собой нет, а во-вторых, сейчас глупо говорить о том, что могло бы быть, после того, как все обернулось.
- Вот именно,-засмеялся я,-глупо говорить. Все закончилось так и другого не дано.
Из возможных вариантов, мы выбрали этот и нам теперь с этим жить.
- Заметь, выбрали не мы, а ты, а жить нам.
Но в другом варианте развития событий, голова бы твоя была цела, и не нужно было бы думать, как отстирать кровь со свитера, и где починить куртку. Ты понимаешь, о чем я?
- Я понимаю, что если сейчас не лягу, то: Ты спишь здесь?
-Что? Я? С едва знакомым мужчиной в одной комнате?- сказал Акс и, взяв телефон, вызвал такси.
IV

Как же тяжело просыпаться утром, после хорошей пьянки. Но с другой стороны, как же хорошо что эта пьянка была не у тебя дома.
Как вспомню все эти подъемы серым ранним утром, часов в 12, когда с больной головой ,с пересохшим горлом , еще ничего не соображая ,я выходил на кухню, хранящую следы вчерашнего разгула... Все эти бычки в тарелках, разбитые стаканы, разводы на столе,засохшие остатки пищи, запахи, загаженные полы, облеванные унитазы -всё наводило на мысль о сиюминутном суициде.
Но в это утро все было по-другому: квартирка чистенькая, ничего не надо мыть, проветривать, выбрасывать. Нужно только залезать в холодильник, вытащить холодную бутылку пива и ,включив телевизор , завалиться с ногами на диван ,даже не скинув тапочки. И лежать так, тупо наблюдая шевеления на экране и ни о чем не думать. Только делать глоток за глотком и потихоньку приходить в себя, чувствуя, как в отяжелевшей голове начинают просыпаться какие-то идеи, мелькать образы, шевелиться мысли и строится планы. И плевать, что челюсть немного ломит и затылок саднит.
А потом первая сигаретка, первая затяжка и вот, и вот уже ловишь его, этот момент, уже ощущаешь , как поплыло-поплыло-о-о:
Но не успел я всего этого проделать , как зазвонил телефон.
Покосившись на часы, я поднял трубку:
-Ало!
Это был Акс.
- Ну, как дела? Головка бо-бо?
-Нет,-говорю, -С чего бы?. Телефон как узнал?
- Я же вчера от тебя Таис на сотовый позвонил, сказал, что скоро приеду. Вот номер и отобразился. Ну что, идем сегодня?
Я совершенно не помнил, куда мы собирались пойти,но ответил утвердительно.
-Только вот подлечусь пивком, и пойдем.
-Тогда давай, часикам к трем подгребай. Мотя как раз будет дома.
Я задумался: Мотя- Мотя-Мотя: Что-то в памяти шевельнулось,но не сильно.
-Акс,-я немного замялся,- тут у меня небольшая амнезия: Мотя,это кто?
-О-о,-повеселел голос у Акса,-и много не помнишь?
-Да нет, все я помню:-не хотелось мне сознаваться, что часть вечера начисто выпала из памяти.- Вот только Мотя:
- А ты заводной,- к чему-то сказал Акс.- Ну, эфиопов-то помнишь?
-Да-а, эфиопов помню.
-Хорошо,жить будешь,-пошутил Акс.-Значит и полицию помнишь?
-От которой убегали? Да,конечно помню.
-Вообще хорошо, очень хорошо,-довольно заухало в трубке. А как на руках боролись, помнишь?
-К-кто?-поинтересовался я, совершенно не понимая о чем речь.
-Да мы с тобой. Когда я пошел тебя провожать, ты все против был, и когда я настоял, ты предложил побороться на руках. Сказал, что если я выиграю, то пойду тебя провожать.
-И чем кончилось?
-Мы с тобой на уличном столике боролись, и ты ревел от напряжения на всю улицу.
- И чем кончилось-то?-повторил я вопрос.
-Я пошел тебя провожать,-довольно засмеялся Акс.- Неужто не помнишь?
-Д-да-д-да, конечно -неуверенно согласился я, вспоминая комплекцию Акса и не понимая, как ему удалось меня побороть.Да и вообще вся ситуация казалась странной, так как зная себя я удивился тому, что сам предложил бороться на руках: не любил я это дело. С другой стороны,тут же нашел я объяснение, мне не хотелось, как видно, чтобы меня провожали и я решил, что победить Акса мне не составит труда и потому предложил это.
Но как я мог ему проиграть?
-Да-а,-раздалось тем временем в трубке.- Как видно ты этого не помнишь.
А как танцевал голый на столе?
-Кто?! Я?!
-Я,блин! Про тебя же речь.
-Как это- голый? Где?
-Да там же,где и пили,у Таис. Сидел-сидел,разговаривал и вдруг опа!-вскакиваешь и с крипом 'А вот я вам что покажу!' вдруг скидываешь всё с себя и лезешь на стол и начинаешь крутить всем, чем только можно. Мы с Таис только и успевали из-под тебя салаты вытаскивать и бутылки хватать:
-Упф:-я и не нашелся что сказать. Мысли судорожно крутились в голове. Вихрь разных образов и представлений пролетел в подкорке и я вдруг подумал: 'Как это я умудрился танцевать там на столе, если потолки настолько низкие, что я даже стоя на полу пригибал голову?'
-Там низко, как я мог танцевать?
-Так ты на карачках танцевал,-тут же ответил он мне.
-То есть раком, что ли?- обалдел я и тут же захохотал, так как понял, что меня разводят.
-Представляешь, -захохотал в ответ Акс.
-Ты-ы-ы,бли-и-и-ин,-завопил я,-так ведь можно и совсем человека веры в себя лишить. Я почти поверил!
- Чему?
-Тому, что танцевал!
-Где?
- В п:Короче, что за Мотя?
-Да Мотя, как Мотя. Хочу вас познакомить. Ты вчера о смысле жизни пару раз заикался, так это к нему. Он спец по таким вопросам. Так что, подходи и пойдем. Надеюсь-застанем на месте. Он вообще-то всегда дома: по ночам пишет , потом спит до обеда, а потом до вечера принимает посетителей.
-Даже так- принимает? Вот уж не думал, что в наше время еще можно использовать это слово, применительно к посещению похмельных приятелей,- усмехнулся я.
- Ты что, это аристократ до мозга костей. Его прапрадед служил в Российском посольстве в Иране с самим Грибоедовым. А когда того убили, он спрятал у себя какие-то важные дипломатические бумаги и рискуя жизнью, переправил это все в Петербург.
Ему за это высочайшую благодарность и пару деревень в вечное пользование.
- Да ты что,серьезно? Откуда известно?
-Мотя напел,-засмеялся Акс в трубку.
И я вспомнил. Мы вчера вечером много разговаривали про книги. Акс и Таис были большими книголюбами. Не зря меня поразила книжная полка во всю стену. И потихоньку в разговоре выяснилось, что Акс еще и пишет. Прозу, стихи -всего понемножку. Он даже что-то читал свое. Про манекенов каких-то , про витрины, фонари , про вскрытые вены и разведенные мосты: От этого и на Гошу перешли, на видео с ним. А потом Акс вдруг загорелся познакомить меня с каким-то Мордехаем. Всё говорил, что ,мол, надо тебя с Мотей свести,он все ответы знает. Уж, на какие вопросы я требовал ответа, я вспомнить не мог. Я вообще с трудом восстанавливал последовательность, так как это было уже к концу вечера, и поступающая информация практически не затрагивала мозг.
Какие-то обрывки воспоминаний говорили мне, что Мотя этот живет в каком-то то ли вагончике,то ли в подвале и что он сидел тут, в Израиле, так как хотел что-то взорвать.А еще вспомнил, что очень загорелся познакомиться,будто всю жизнь об этом и мечтал, и чуть не плакал, признаваясь, что тоже пишу стихи,но в стол, так как некому читать, а поэт без среды не поэт и все такое. А Таис говорила, что вот, мол, талантам она всегда рада, главное чтобы без закидонов и оправлялся как обычный человек -в специально отведенных для этого местах. На что Акс вопрошал, где это она, мол, видела нормального поэта?
И та соглашалась, что и правда - не видела.
Всё это всплывало потихоньку, пока я допивал пиво и решал, что надеть- куртка-то была порвана.
В конце -концов, я достал из под вороха старой одежды украденную когда-то в кибуце куртку. Она была из тонкой болоньи, воду практически не держала. Я её и украл-то тогда чисто из спортивного интереса: зашел на кибуцный склад, а там никого, бери, что душа пожелает. Они привыкли, что у них никто не ворует. Я вглубь проходить не стал-побоялся- а взял, что было под рукой и ушел. Попалась как раз эта куртка.
Принес её к себе , спрятал в чемодан и забыл. Носить по кибуцу её было нельзя, так она и пролежала долгое время чемодане, пока я сюда не переехал и не достал её , при разборе чемодана, чтобы тут же не засунуть в самый дальний угол комода.
И вот её час пришел.
Я вытащил её, отряхнул, расправил , примерил -мой размерчик. Черная болоньевая куртка, утепленная. С капюшоном. И чего не носил?
Я помыл в ванной кроссовки,оделся,обулся,проверил количество денег в портмоне, засунул сигареты в карман, повыключал везде свет и вышел за дверь.
На улице начинался хороший ливень.

Да хер ему в грызло,эт самое,твоему Иисусу Христу! Ты чего тут загоняешь? Ты кого привел,Акс?
Мордехай и не думал успокаиваться и строчил как из пулемета . Он наклонился ко мне и, выпучив глаза, орал, брызгая слюной, мне в лицо.
- Ты что думаешь, принес водяру,эт самое, так можешь, что захочешь тут нести? Да ты, падла, откуда вообще вылупился? Ты как сюда приехал? Кто ты такой? Да я,бля, в своем доме, а ты где? Ты когда сюда шел, кого на улице видел? Евреев видел? А знаешь, почему они там? Да потому, бля, что это Израиль! Израиль-слышал про такое? Какой в жопу Иисус Христос? Аксель, эт самое,ты откуда этого провокатора выкопал? А может ты и сам переметнулся? А ну ка, бля, грудь разлепи: Рубаху расстегни: А дай как мне посмотреть, есть ли там магендовид. Или может тоже, выкрестил грудь-то?
Тут у Мотя видно кончился запал,он шумно вздохнул,откинулся на спинку стула, схватил со стола стопку и залпом выпил.
Я наклонился и поднял с пола вилку, выпавшую у меня из рук при первом мотином вопле.
Акс, единственный из нас, сидел в кресле. Сидел вольяжно,полулежа,куря свои длинные сигареты и тянул виски из тяжелого стакана.
Он поднял свои руки с наманикюренными ногтями и часто-часто слегка похлопал пальцами одной по ладони другой:
-Браво! Браво! Кто не в курсе, может повестись и даже запаниковать. Очень реалистично,очень. Впечатляет. По ночам репетируешь? В лицах?
Мотя фыркнул и пробурчал:
- Я,это самое, в своем доме не потерплю христианской агитации.
-Я не агитировал,-попытался я оправдаться,но Акс придержал меня, положив руку мне на локоть.
-В своем доме? Это где?
Я чувствовал какое-то напряжение в тоне Акса ,но не мог разобрать, что он хочет сказать.
Что-то было между ними- я почувствовал это после нескольких выпитых стопок-что-то едва уловимое и известное только им двоим. Они были друзьями, я понял это из вчерашнего разговора с Аксом и Таис и из сегодняшнего начала вечера, когда мы все улыбались и усаживались ,но в то же время, между ними была какая-то недоговоренность, какая-то помеха. Как только Акс немного захмелел, он как-то по-другому стал реагировать на все, что говорил Мордехай. Он будто его провоцировал на скандал,насмехаясь надо всем, что Мотя говорил и делал.
-Это где, в этом сарае? Ты хозяин здесь?
-Акс, перестань,-подала голос Таис.
Она выпила наравне с нами, но выглядела, будто вообще не пила. Только зелень глаз стала темнее, даже закоричневела,да небольшой румянец на щеках. Хотя румянец мог быть и от довольно сильно холодящего мазгана*. Если бы не алкоголь, я бы, например, уже замерз.
Акс как-то странно хихикнул и прикурил сигарету.
Мотя разлил из бутылки по рюмкам, в том числе и мне. Хмуро поднял свою, хмуро выпил.
- Ты меня, конечно можешь пытаться обидеть,эт самое,но я уже на такие вещи не ведусь. Где могу, там и живу. Так же, как и ты, впрочем.
-Опа,-засмеялась Таис,-получил?
-Цыть,женщина,вскинулся Акс,-ты за меня должна быть в любом споре, а ты:
-: но я другое имел в виду,-повысил голос Мотя.- Мне,-тут он усмехнулся,-за державу обидно. Мы в Израиле, а он, -мотнул в мою сторону,- за Христа чего-то лепечет.
Я решил вмешаться и все же оправдаться:
- Я, во-первых, не лепечу ни за кого, во-вторых, не пропагандирую. Мне показалось, что мы интеллигентные люди:
-Правильно,-Мордехай просто взвился на стуле,-правильно-интеллигентные!
Он поднял перст и ,весь подавшись ко мне, заорал:
-Так скажи мне,эт самое, на милость,с чего ради еврейскую интеллигенцию должен волновать какой-то галлилейский столяр?
-Он- плотник,-пропищал я.
-Тем более!
- Послушай, я все же хотел бы закончить.Мы- интеллигентные люди и говорим все, что хотим сказать. Я из России приехал и кем же ты хочешь, чтобы я был? Там христианство.
- А тут евреи! Иудеи,-опять начал распаляться Мордехай. И потому не хер мне тут:
- Довольно!-встрял Акс,-вы начинаете второй круг и становится скучно.
- Выпей, выпей еще,-засмялся вдруг Мордехай, обращаясь к Аксу- и ты поймешь мою боль. А поняв, ты примешь меня, как брата,эт самое, и прижмешь к своему сердцу, и я оболью твою грудь горячими слезами.
Таис засмеялась, а Акс фыркнул.
- Тебе не книги писать, тебе надо на сцене выступать.
- Если жизнь заставит, я могу. Но мне интересней вот так, как сейчас.
Но Акса положительно сегодня укусила муха вредности:
- Нет, Мордехай,не сможешь. И ты это отлично понимаешь.По крайней мере, пока тебе кто нибудь не покажет, как надо. И мы все это знаем.
Тебе не хорошо, так как сейчас, ты по-другому уже не можешь. Ты уже спускаешься с горы. Причем вершину уже и не видно.
Я молчал. Не потому, что мне было интересно, чем все закончится, а просто я не понимал, что тут происходит. Почему Акс так саркастически, я бы даже сказал, жестоко шутит. И главное:почему Мотя терпит это и либо совсем не отвечает, либо довольно слабо отшучивается. Что было между ними, что позволяло одному смеяться над другим, а тому хватало сил терпеть это?
Мордехай покряхтел на это, почесал жидкую бороденку и вдруг вскинулся:
-Я же книжку издал.
Теперь уже вилка выпала у Акса.
-Да ну,-искренне удивился он. Как это тебе удалось? Где деньги взял?
Эта новость его, похоже, и правда удивила.
Мотя встал, подошел к книжной полке, возвышающейся над нами до самого потолка и засунув куда-то глубоко руку между книг выудил тоненькую книжонку,в ярко красной обложке,толщиной страниц на сто-сто двадцать. Он протянул её Аксу, а потом, засунув руку еще раз,выудил вторую и протянул нам с Таис. Я хоть и сидел ближе,но предоставил ей взять первой так как они все же были давними друзьями .
-'Снега на вершинах', тираж 500 экземпляров-прочитал Акс и хмыкнул. Ну, если не брать в расчет качество бумаги,формат и оформление книги, то можно поздравить и даже позавидовать. Где печатал?
-У Зиновия, в 'Столпе'.
- У этого хапуги,-подала голос Таис. Он же даже с маститых дерет втридорога, а ты-то как к нему попал? И где, правда, денег взял?
Акс с интересом перелистывал книгу. Вся недоброжелательность его исчезла, как и не бывало.
-Правда, Мордехай, колись давай, как пролез к нему в издательство. Это может и немного стоит, но, насколько я знаю, у тебя и таких денег нет.
Мордехай был доволен произведенным впечатлением и, едва сдерживая улыбку, демонстративно медленно разливал по рюмкам и молчал.
Потом молча, поднял, посмотрел на всех по очереди, как бы предлагая выпить с ним, выдохнул и выпил. Я тоже выпил. И Таис. Аксу компания была не нужна. В его стакане всегда был виски и он пил один. Молча закусили. Акс терпеливо ждал, смотря на Мордехая через струйку сигаретного дыма почти не моргая.
-Значится так,эт самое-Мотя разгладил бородку и потянулся за сигаретой,-у Зямы умерла теща.
-Ого,у Зямы?- покачал головой Акс.-Всё интересней и интересней. Уважаю. Для меня он- Зиновий. Даже -адони* Зиновий. Рассказывай,не томи.
_______________________________________________________________________
*мазган- кондиционер.
*адони- мой господин




-:умерла,эт самое, теща,-поднял Мотя ладонь, предлагая Аксу заткнуться.-А тещу свою Зяма ,богу только известно, как любил. Он только про неё и думал, все годы, как я его знаю. Бывало, придешь к нему в пятницу вечером перед началом шабата- Зяма блюдет заповеди и старается помогать неимущим-раздает ненужные вещи,продукты и прочей ерундой увлекается- они сидят всей семьей за столом и он только и вертится возле своей Рахель Павловны. Все детишки его тут же, жена, беременная очередным спиногрызом, а он только вокруг тещи своей и увивается. И кусочки ей самые вкусные подкладывает, и винца ей подливает. И только та моргнет,эт самое, как Зяма уже знает, чего она хочет и несется на кухню, чтобы принести ей в клювике яблочко или шоколадку, которую специально к наступлению шабата и приобрел, чтобы угостить свою любимую тещу после ужина.
Сижу я вот так бывало на своем конце стола и думаю, это что же надо было этой старой карге такого сотворить, чтобы такой скупердяй и проныра, как наш адони Зиновий так вокруг её вился?
Она только щекой поведет, а Зяма тут как тут: и полотенчико ей подаст,и стульчик пододвинет и на детей цыкнет, стоит только теще наморщить лобик от шума.
Не знал я , что и подумать. Правда, слухи все же ползли. Не один я обратил внимание на такую его любовь к теще. Народ шептался по углам, что де денег она ему посулила, если скрасит он её последние годы, как женщины. Всякую непотребщину болтали, всякую грязь собирали. Вообще, я после таких обедов лишний раз убедился, какая же все- таки сука,человек. Он нас и напоит, и накормит и шекелей еще даст на сигареты, а мы, только выйдем за ворота, так сразу и начинаем гоготать и строить догадки,одна другой непотребнее.
- И ты строил?- спросил Акс.
-А что, эт самое,я из другого теста что ли вылеплен? Тем более все знают, какой Зяма не в шабат. Он за шекель горло перегрызет, лишь бы не доплатить.
-Ну, так что с книгой-то?
-Умерла. В смысле - теща. Пришел я к ним на шабатний ужин, а там пыль столбом-покойник в доме. Зяма уже убегался с утра, все решал проблемы с захоронением. А проблема была большая. Я пришел, а он в кабинете у себя сидит и коньячок тянет. Постучался я к нему,захожу. Он уже ,эт самое,добренький был, даже слезу пустил. Вот он мне и рассказал, что договор у него с тещей был. Она вообще дама богатая была. Зиновий и на дочке её женился ради денег. А когда женился, теща ему и поставила условие: хочу, говорит, много внуков и внучек иметь и чтобы зять меня холил и лелеял, а когда помру,говорит, хочу чтобы меня похоронили на склоне Масличной горы. И за это обещала она ему все деньги, которые у неё были. А денег было много. Муж её ,когда живой был, вложился в нефтяной бизнес в Норвегии и очень удачно. Деньги текли рекой.
Зиновий и сам был не из бедных,но с семьей жены не сравнить было. За него бы дочку не отдали,да просто одна она у них была и полюбила Зиновия настоящей чистой любовью и устраивала дома скандалы, когда родители стали кочевряжится и не отдавали её за него. Так что поженился он удачно,хотя, как он сам мне рассказал, любовь быстро прошла, но возможность заполучить деньги семьи осталась и он смирился.
Незадолго до смерти, теща показала ему два завещания, в одном из которых говорилось, что все деньги должны достаться израильскому земельному фонду- Керен Каемет ле Исраэль, а в другом- её дочери и зятю, то есть Зяме. Показала и объяснила, что в зависимости от того, где она будет похоронена, её адвокат откроет нужный конверт.
Так вот вся проблемы нынешняя заключалась в том:
-:что на Масличной горе уже не хоронят, а если и хоронят, то настоящих праведников,-закончила Таис.
-Так говорят,-кивнул головой Мотя и налил себе водки.
Мы еще раз выпили и он продолжил.
-Короче,сидели мы с Зямой,эт самое, выпивали и тут вдруг мне идея пришла в голову.
Я когда сидел в тюрьме, то попал в блок для религиозных. Я шел по статье-терроризм, а еврейских террористов немного было и для них отдельной тюрьмы не было. Арабы отдельно сидят, к обычным зекам меня, как бы ,нельзя- политический . Так меня к религиозным посадили. Я там со многими людьми сошелся. Многие из них сейчас высоко ушли. Кто-то места в раббанутах занимает, а кто-то и в Кнессете. Молодость,эт самое, прошла, поуспокоились, за ум взялись.
Так вот был там один рав. Я с ним здорово сошелся.Он меня к религии-то и вернул. Мы с ним ночи напролет разговаривали ,и он мне объяснял кто и что. Кто такие гои? Что значит быть евреем? Всё -всё... Я, правда, по выходу забыл многое ,но в душе след остался. И память. И благодарность к этому человеку.
Он сейчас в Иерусалимском раббануте на должности и вроде даже дела с похоронами через него идут.
Описал я все это Зяме, у того глаза даже загорелись. Он мне шепчет, что если я устрою так, что его тещу на Масленичной горе похоронят, то он для меня все что угодно и пр.
Ну я еще выпил для порядка и позвонил Иосифу-так звали моего сокамерника. Торопился, чтобы да начала шабата успеть.
Описал ему,эт самое, проблему и сказал, что Зяма очень будет ему благодарен, просто очень. Зиновий рядом сидел и только головой кивал.
Иосиф выслушал и просто сказал, что такие дела по телефону не решаются. Позвал к себе в гости на исходе субботы. Я когда это Зяме сказал, тот аж запрыгал и принялся меня целовать, вопя от радости в полный голос, будто в доме не траур, а праздник какой.
Всю ночь мы с Зямой,эт самое, пробухали в его кабинете, выходили только в сад поссать, так как нижний туалет не работал, а наверху надо было идти мимо тещиной комнаты, а у Зямы сердце сжималось, когда он представлял , что нужно было проходить мимо опустевшего помещения. Он мне прямо так и сказал: не могу, говорит, идти туда, как только подумаю, что её там нет и больше никогда не будет. И платочком глазики промакивает. И я с ним вместе всхлипываю. А на столе 'Камю' и икорка. По-началу - то мы от крыльца далеко отходили, а к утру уже не могли. Так прямо с крыльца и поливали. А у Зямы,эт самое, что-то с животом случилось к тому же:
К вечеру субботы мы оклемались и поехали к Ёсе.
Я и пары слов там не сказал, только выпил разок другой и закусил, когда меня Ёся попросил его извинить и оставить их с Зямой поговорить наедине. О чем они там договаривались два часа, я не знаю, но только вышли оба довольные и долго прощались и желали друг другу счастья и долгих лет.
После этого Зиновий дал мне денег на такси до Реховота и сухо бросил на прощание-звони.
Через пару дней я,эт самое, позвонил, и разговаривал уже с прежним Зиновием. На мои вопросы про похороны, он сдержанно ответил, что все прошло как и планировалось и Рахель Пална,благословлена её память, упокоилась на склоне Масличной горы, как и хотела при жизни.
Я искренне порадовался за Рахель Палну и спросил, когда можно будет изложить просьбу в оплату за оказанную услугу. На что Зяма нервно как-то поинтересовался о чем, собственно, идет речь? Я напомнил наши посиделки в прошлый шабат. Как мы пили коньяк и закусывали икрой, как ссали (и не только) с крыльца, как заверяли друг друга в искренней дружбе и целовались, разве что только не в засос.
Зяма долго молчал , а потом сказал, что про поцелуи не помнит. Я согласился, что немного приврал, но напомнил про обещание исполнить для меня все, что захочу. На что Зиновий ответил, что он надеется, что я понимаю, что это было сказано в пьяном бреду, так сказать, не отдавая себе отчета и слегка преувеличив свои возможности. Ведь он же -Зяма- не Господь Бог. На что я ответил, что, эт самое, таких усилий и не понадобится и речь идет всего лишь о помощи в издании книги, которую я уже не однократно приносил на его,Зямино, рассмотрения и которую он,Зяма, уже не однократно возвращал мне обратно с грустной миной и словами извинения и сетованиями на то, что в этом году не получается никак.
Ну что ж,пробурчало мне в ответ, приноси,почитаем.
Но ведь ты уже читал,воскликнул я, а Зиновий опять невнятно пробурчал-приноси и отключился.
И вот я, на следующий же день помчался на последние,между прочим, деньги в Иерусалим, ждал там его почти до вечера. Не уходил даже перекусить и промочить горло, и все- таки дождался и вручил ему пачку рукописей. Там были и ' Вершины' ,и роман мой: 'Возвращаясь с войны' и,эт самое: Тут Мордехай замешкался и взглянул на Акса.
Акс покивал головой будто своим мыслям и сказал:
- Нитка жемчуга.
-Да, сборник рассказов.
Акс опять задумчиво покачал головой и отпил из стакана.
Мотя некоторое время молчал,будто ждал еще вопросов, но Акс закурил и усевшись поудобнее в кресле всем видом показывал, что ждет продолжения.
Я понял, что объяснение ершистости Акса было рядом, но до конца все же не уловил, что к сему.
А между тем Мордехай продолжил.
- Отдал, значит, я ему бумаги и спросил, когда можно подъехать, чтобы обсудить тираж, формат, оформление. На что мне было,эт самое, отвечено, что это все дела издателя, а не автора и:Короче ушел я оттуда в очень больших сомнениях.
Дома несколько дней ждал звонка, звонил сам,но его никогда не было на месте, а на мобильник он не отвечал. Один раз ответила какая-то баба и на мою просьбу позвать Зяму, послала,эт самое, меня на хер и отключила телефон.
Сами понимаете, в каких мрачных сомнения я провел две недели.
-Почему не поехал сам?-спросила Таис.
- Не считал нужным,-уставясь в пол пробормотал Мордехай,-да к тому же:
- Забухал,-закончил за него Акс.- А я еще думаю, чего ты глаз не кажешь, а кто-то мне сказал, что ты заперся в своем подвале и пьешь по- черному.
-Эт самое,Аксель,я прошу тебя, перестань называть мой дом подвалом. Тут не так уж и сыро,для такого сравнения, а если ты говоришь это потому, что тут не очень высокий потолок, то:
-Хорошо,-засмеялся Акс,- хоть мы и ходим по кругу,но назовем его сараем.
-Мальчики, вы заебали,-подала голос Таис и громко зевнула.-Хотелось бы узнать, чем закончилось дело и идти домой. У меня завтра фотосессия с утра, в Тель Авиве на набережной и мне хотелось бы приехать на неё выспавшейся и не забывшей с похмелья ,что фотографировать буду я, а не меня.
-А ничем таким особенным и не кончилось,-продолжил Мотя.-Сегодня утром нашел на крыльце здоровенную коробку, заклеенную, без надписей и каких-то опознавательных знаков. Сначала хотел полицию вызвать,думал- бомба. Потом решил, кому я на хер нужен, взрывать меня и открыл. Внутри лежали пятьсот этих вот книжек и счет из издательства 'Столп' на сумму 3 тысячи шекелей и записка на бланке, что, мол, счет оплачен в качестве подарка самим издательством и пожеланиями всего хорошего и не болеть. Этот гандон даже спасибо мне не сказал, что его теща сейчас как сыр в масле катается со склонов Масличной горы прямо в рай и обратно. Главное- обещание свое выполнил, а уж как,это его не касается. Куда мне сейчас этот мусор девать?
- Продавай,-вскинулся я.
-Купи,-тут же нашелся Мотя.
-Ну,пожалуй одну бы я и купил.Сколько?
-Эт самое:Сто шекелей.
- При всем уважении к таланту автора:,-начал я,но Мордехай оборвал меня:
-Семдесят, меньше даже для друзей не могу.. С другого бы меньше чем за 80 не слез .
- А , беру,-махнул рукой я и полез за деньгами.
Тут подал голос Акс:
-А 'Нитку жемчуга' опять не напечатали?
-И не говори,-вздохнул Мотя.
-Как не напечатали,-я суетливо зашелестел страницами. Как, ты мне без 'Нитки жемчуга' продаешь? Это как же так? Что за 'Нитка' такая?
Мордехай набычился:
-Я, эт самое, цену сказал, и ты согласился. Деньги давай.
- Да как же? Я -то думал что? А тут вон что! Ты мне подсовываешь не то, на что я надеялся. Цена не соответствует качеству. В нашем случае- содержанию. Снижай.
-Давай деньги. Не было разговора, про содержание, только про цену. Я цену сказал, а ты согласился. Хочешь отступиться? Так не поступают интеллигентные люди.
- Ну не знаю. Может еврейская интеллигенция и не поступает так. Она, может только не качественный товар за такие деньги подсовывать, а вот я, интеллигентный человек без расовых оттенков, не согласен платить за что попало такие суммы.
- За что попало? Это ты мне, автору книги, которую ты вознамерился купить, говоришь, что книга =что попало?! За какие-то шестьдесят шекелей я должен,эт самое, терпеть унижения в своем собственном доме? Да кто ты,бля, такой? Откуда ты,эт самое, вылупился? Аксел, ты откуда этого,-тычек пальцем в мою сторону,- сучка сюда привел? Да я ,бля, в своем доме, а ты,бля, где?
Опять вылупленные глаза,слюни в лицо и стучание по столу.
Таис встала:
-Аксюш, разводи мальчиков и пошли. Я не могу тут всю ночь этот бред слушать.
Акс тоже встал.
Мордехай, увидев, что и я встаю мигом успокоился и схватив книжку со стола сунул мне под нос:
-А посмотри полиграфия, полиграфия какая! А шрифт, шрифт-то какой. Эт самое:Буковка к буковке,строчечка к строчечке. Черные::Пятьдесят:
-Беру,-махнул я рукой и протянул деньги.
-:пять,эт самое,-закончил Мотя и выхватив сотенную купюру у меня из рук стал с озабоченным видом охлопывать себя по карманам:
-Черт, сдачи-то и нет:
Таис стояла в дверях и нетерпеливо притоптывала. За ней чернела глубокая ночь.


Рано утром Акс и Таис собрались ехать в Тель Авив.Я остался у них, так как было поздно и денег на такси у меня не было.Я спал в мастерской,где меня укрыли двумя пледами и под голову дали довольно худую подушку-думку. Ночью я замерз и в темноте стал искать воздушную сушку на стене,где Таис сушила свои пленки. Это была обычная туалетная сушка для рук, но мне казалось, что включи я её и сразу станет теплее. Я натыкался на разные предметы мебели и два раза довольно громко громыхнул чем-то. В конце концов сверху послышалось шлепанье босых ног и Таис, свесившись с перил прошипела, чтобы я поднимался уже к ним и ложился на софу.Трясясь от холода, я,как был в джинсх и рубашке,завалился с краю и прижался к горячему боку Таис. Акс спал у стены. Жар от её тела просто прожигал одежду и я понял, что уснуть будет трудно, но все же, взяв себя в руки, стал думать о том, чем займусь завтра и вскоре , согревшись, я забыл о стеснении и тесноте и уснул.
Разбудило меня то, что Акс перелез через нас с Таис и долго мочился в туалете,не прикрыв дверь. Потом он долго пил из бутылки воду, и в тишине слышно было, как булькает у него в горле. Таис заворочалась и тоже стала вставать. Мне было неудобно открывать глаза, так как ночью я видел, что она без лифчика. Трусиков я тоже не видел, но ведь это была ночь, и я их просто мог не заметить. Я лежал, закрыв глаза, и ждал, когда по звукам смогу определить, что она оделась. Что-то зашелестело, слегка потрескивая, пахнуло ветерком ,потом скрипнула дверь и в душе потекла вода. Я открыл глаза и сразу увидел абсолютно голого Акса, стоящего возле кухонного столика. Дверь в душевую так и была приоткрыта и за запотевшим стеклом угадывались контуры голой Таис.Я закрыл глаза и услышал, как Акс хмыкнул.
-А ты когда приполз-то?- прогудел он .
-Ночью дал дуба, вот и пришел греться,-не открывая глаз ответил я.
-Ну, и долго собираешься валяться? Нам двигать надо.
- Вы прям так и пойдете?
Акс немного помолчал, будто соображая, о чем идет речь и ответил:
-Да, чаю вот попьем и двинем.
Тогда я сел не софе и демонстративно прикрыл глаза ладонями.
-Короче, чтобы не развивать темы- я не могу открыть глаза, потому что большинство населения этой комнаты сейчас вообще без одежды.
В душе шумела вода, а на столе начинал побулькивать чайник. Акс стоял передо мной в чем мать родила , в душе мылась голая Таис, а я сидел на софе с прижатыми к глазам ладонями. Потом я их убрал и стал приоткрывать веки. Свет, горящий над кухонным столиком ,немного резал глаза и мне пришлось прищуриться. Когда я их открыл полностью, то увидел Акса , стоящего в той же позе передо мной со слегка разведенными руками, как бы спрашивая, в чем, собственно, проблема. Он был довольно худым мужчиной, но в тоже время было видно, что со спортом знаком. Очерченная грудь,мускулистый живот и в меру накачанные плечи притягивали к себе даже мужской взгляд. Я окинул его с ног до головы, мимоходом отметив, что он обрезан и фыркнул:
-Ну, и долго ты будешь поражать мое воображение своим потасканным телом? Меня, конечно, иногда привлекают голые люди, но в большинстве своем они все же противоположного пола.
Акс вдруг скривил лицо и проговорил, точь в точь голосом Моти:
-Я в своем доме и не потерплю, эт самое:Мой дом, моя пиписька,эт самое:А ты, эт самое,хрен поросячий,глаз не отводи, когда тебе,эт самое , самое дорогое, самое,эт самое:
Я всплеснул руками ,а Акс подпрыгнул и засмеялся.
-Но-но- руками не трогать.
Я фыркнул:
-Оденься, придурок.
Из душа раздался голос Таис:
-Вот именно, у нас приличное заведение.
Шум воды стих и из приоткрывшейся створки появилась рука.
-Мальчики,дайте халат.
Акс подал халат и полез в шкаф ища, чего бы ему надеть.
Он достал какие-то атласные красные трусы и натянув их стал похож на боксера в супер легком весе. В это время из душевой кабинки вышла Таис ,на ходу завязывая волосы в какой-то невообразимый клубок.
- Кто в душ, идите сейчас. Мне нужно срочно одеваться , прихорашиваться и уходить. Аксюш,ты же поедешь со мной? А то мне не справится с аппаратурой.
Акс что-то заворчал на счет того, что его используют, как хотят и все знают, что у него доброе сердце старого самаритянина, а на самом деле он просто старый и уставший бакинский еврей.
Таис так пихнула его в бок, что он отлетел от неё.
-Да на тебе пахать надо, а ты стонешь тут,-захохотала она.
-Так только что не пашут,-парировал он и обойдя её, закрылся в душевой кабинке.
Видя, что Таис намеревается при мне начать одеваться и уже развязывает пояс халата, я поднялся и стал прощаться.
Из душа закричал Акс:
-Погоди-погоди,ты с нами не поедешь разве?
-Нет,-отвечал я. -У меня есть дела
-Что за дела,если не секрет?- спросила Таис.
-Да нет, какой секрет:-я замялся,не зная, как объяснить.-В монастырь, короче, еду.
Акс приглушил воду.
-Опа!-высунулся из душа и потянул полотенце.-Куда? В Иерусалим?
-Да.
Вытершись, Акс вышел из душа и одевался, мимоходом прихлебывая чай, который ему заварила Таис. А она сама откуда-то вытащила ширму, раскрыла её и , укрывшись за ней, стала там одеваться. Эта её неожиданная скромность, после ночного и утреннего дефилирования неглиже, удивила меня.
В принципе, мне очень хотелось, чтобы она не пряталась за ширму и я даже втайне, может быть, надеялся, что она все же оттуда выйдет. Но просто она все же была не моей женщиной и присутствие тут Акса, делало картину, в которой Таис щеголяла при мне голой, довольно абсурдной и, что там говорить,неправильной. Поэтому ширма спасла меня от неудобства и от ненужной демонстрации своей добродетели. Тем более что её,добродетели,было не так уж и много.
Пока все одевались, я тоже налил себе чайку и сидел теперь на краешке софы, поджав под себя ноги. Акс достал откуда-то из угла сумку. Она была очень внушительных размеров и по виду напоминала небольшую гору. Акс раскрыл её, покопался, потом закрыл и опять полез в угол, откуда достал небольшой штатив в чехле и фотосумку. Все это он бросил посреди комнаты, и тоже подсел ко мне, допивая свой чай и ожидая, когда Таис наконец-то соберется.
-И что там делать будешь?
-В монастыре?-спросил я.
Он кивнул.
-Да ,в принципе, ничего особенного. Мне книги нужно отвезти - брал когда-то. Да и вообще:-неопределенно махнул я рукой.
Таис вышла из-за ширмы. На неё была короткая кожаная курточка, застегнутая почти до верха. Из-под неё выглядывал темно сиреневый ворот теплого свитера. На ногах темно-синие джинсы в обтяжку, заправленные в короткие полусапоги, армейского вида. Косметики почти никакой, лишь слегка подведены ресницы.
-Когда ты успевашь одеваться,-проговорил сидящий в трусах и носках Акс и кинулся к шкафу.-Где мои штаны?
Таис нетерпеливо меня спросила:
-Так куда ты собрался? В Иерусалим?
-Да,сначала туда, а потом ,возможно, с одним монахом, поедем в Иерихон.
-Ого,-опешил Акс,-это же территории. Не боишься?
-Да нет, я же с монахом еду. На нас и внимания-то не обращают. Садимся в арабское такси и едем.
-Ты уже был там?
-Да,-ответил я,- пару раз .
Акс уже оделся и теперь прикидывал, чтобы ему такое взять. Я тоже с подозрением косился на огромную сумку и выжидал, предоставляя ему право первому решить что он потащит.
Он вздохнул и поднял большую сумку и хотел повесить её на плечо,но она была настолько тяжелой, что его повело прямо в сторону лестницы. Если бы мы с Таис не бросились и не поймали его, он бы точно улетел в проем и разбил бы всю технику. Да и сам бы покалечился.
Таис решительно взяла у него сумку , поставила её на пол и раскрыла:
- Ты что, всю аппаратуру взял?-возмущенно воззрилась она на Акса.
-Ну да, все что в сумке было, я и взял.-развел руками Акс.
-Вот же ж:-чертыхнулась Таис и стала торопливо вытаскивать из сумки различные приборы, провода, коробки и фотоаппараты. Последних было штуки четыре, и когда Таис закрывала сумку, то я увидел, что там еще не менее двух осталось.
-А зачем столько фотоаппаратов,-спросил я.
-Чтобы было,-буркнула Таис. -Спускаемся быстро и уходим. Опаздываем.
Видно было, что она недовольна тем, что пришлось задержаться на несколько минут, чтобы разгрузить сумку.
Я подхватил то, что осталось на полу и стал спускаться. За мной следом, пыхтя от натуги, тащил свою сумку Акс. Завершала шествие, идущая налегке Таис.
Выйдя на улицу,Акс приноровился и взвалил баул себе за спину, продев руки в лямки и получилось что-то, напоминающее огромный рюкзак. Причем, когда он закинул сумку за спину, то его так согнуло, что я чуть было не бросил свою ношу, и не кинулся его поддержать . Так и оставшись стоять в полусогнутом положении, он хотел было закурить, но передумал.
-Привези мне трубу, -прокряхтел он.- В Иерихоне они должны быть.
-Трубу? Какую трубу?- не понял я сначала, а потом дошло.- А-а, иерихонские трубы? Ладно, на рынке поспрошаю.
Акс помолчал, поприседал, приноравливаясь к сумке, потом подбросил ее, пытаясь поудобнее уложить на плечах, но его опять качнуло. Он застыл, стараясь сохранить равновесие. В конце концов ему это удалось
-Помочь? - осторожно спросил я.
Он махнул рукой, давая понять, что справится и опять полез за сигаретами.
-А вот как монахи живут?- спросил он, закуривая.
-В смысле?-не понял я.
Он хмыкнул:
-Ну: Без монашек.
-Чего это - без монашек? -сделал я недоуменное лицо.- Монастырь- то женский.
-Вау,-искренне изумился Акс.- Женский? Это ж надо: То есть никакой суеты,никаких забот, тишина и покой: И монашки: Благода-а-ать:
Он с наслаждением затянулся и медленно выпустил дым. А потом сделал строгое лицо:
- А почему монастырь женский, а ты едешь к монахам? Ты ничего нам рассказать не хочешь?
-Акс, я тебя прошу,- вмешалась, только что вышедшая и слышавшая конец разговора, Таис.- Ты как всегда ставишь все с ног на голову. Везде развлечения ищешь:Видишь же, у человека серьезное отношение к серьезному вопросу, не то, что у некоторых:
-А откуда ты знаешь, какое у 'некоторых' отношение к таким вопросам? Может быть, я с самыми серьезными намерениями расспрашиваю? Может быть, я давно уже обдумываю уйти от мира, укрыться в монастыре:
-И непременно, чтобы в женском, - уколола Таис.
-:от суеты, от бессмыслицы нашей жизни,от бесцельного моего прозябания с падшей женщиной в убогой фотомастерской, в которой пустота души её хозяйки :
-:восполняется полнотой её холодильника,-закончила Таис и засмеялась:
-Ах ты сволочь! Ах ты врун и негодяй! Это ты меня, скромную разведенную тихую женщину, живущую в одиночестве, коротающую дни своей жизни по вечерам у домашнего очага, ты, пришедший и взявший чуть ли не силой и растливший и воспользовавшийся моей доверчивостью, называешь падшей?
-Да ни хрена себе,-остановился Акс и повернулся ко мне,-ты знаешь что она мне устроила в первую нашу ночь. Во-первых,столько, сколько выпила она в тот вечер, я ни разу не видел, чтобы человек столько выпивал. А во-вторых, ночью она мне устроила такое: Такое!
Он обхватил голову руками и покачал ею из стороны в сторону.
-Я давно живу на этом свете, я много повидал и попробовал,но это,это было:
-Ой,да ладно,чего такого?-шлепнула его по плечу Таис.-Подумашь,плеточку достала.
-Плеточку достала,- машинально повторил и осекся Акс.- Плеточку?
Он шел немного впереди, но при последних словах остановился, обернулся и вдруг заорал на всю улицу:
-Да! Плеточку! Как же! Да это целый кнут был! А я исполнял роль быка. А ошейник? А уздечка?
Таис стала делать ему знаки, чтобы он убавил громкость:
- Тише ты, люди кругом.
И тут же подбросила угольку:
-Ты еще про седло и поводья расскажи.
Акс повернулся к ней:
- Мы говорим про первую нашу ночь. Полный комплект сбруи ты достала потом. Как я понимаю, потому что не хотела меня убивать всем набором в первый же раз. Боялась отпугнуть, так сказать: Моя тонкая душевная конституция могла не выдержать. А когда решила , что всё, приручила, тут-то ты и показалась во всей своей порочной красе. Помню только петли на потолке и свист кнута-фьить,фьить:А как ты пыхтела, когда я незаметно вытащил из-под кровати того, ребристого,с водяным наполнением и попытался тебе засунуть его в ж:
Акс теперь смотрел на меня и подмигивал.
-Это ты мне пытался его всунуть?-загрохотала уже Таис.- Ну ты и вра-а-аль. Ладно, человек не знает что и как, но мы-то с тобой знаем, кто кому и куда запихивал и даже кому это понравилось больше.
Она набрала обороты и продолжала строчить как из пулемета,не давая Аксу вставить ни слова:
-А как ты изображал из себя Буцефала!
При этих словах Акс смешно ойкнул и замахал на неё руками:
-Ш-ш-ш-ш:
Но Таис будто и не видела этих жестов:
-Как ты взбрыкивал и ржал, когда я махала над тобой плеточкой ,называла тебя мой конь, мой самэц и хотела накормить соломкой. Скажешь, придумываю? Ржал ты, к слову, так надрывно и жалко, что я даже описалась от смеха.
Акс вытаращил глаза и наклонился ко мне :
-Заигралась баба. Вытащила откуда-то пук соломы, тычет мне им в лицо и приговаривает: 'Ну, коник мой, на ради меня, ну скушай соломки'. А солома, надо сказать, жесткая, колется. Я пытаюсь уклониться- у меня ведь во рту уздечка. А она тычет и тычет: Я хочу ей сказать, что переигрывает, а у меня только ржание какое-то получается. Я начинаю отбрыкиваться, отталкивать головой , а она хохочет и думает, что я играюсь. Уселась сверху и кормит меня.
Тут уж мне и правда стало интересно:
- И что ты?
-Что я? А что я?:-отвел глаза Акс и помолчал, а потом, будто оправдываясь , произнес:
-Голодный я был, после всей этой корриды...
От смеха, Таис согнулась пополам.
Я обалдело пялился то на одного то на другого.
Было еще довольно рано и почти темно. Машин было очень мало и только люди на остановке стояли, ждали первого автобуса. Дорога была еще не заполнена, и было тихо. А эти двое орали на всю улицу, вспоминая про свой грандиозный секс. Не делая усилий просто говорить потише, они изображали друг друга в лицах, кто что делал, кто как стоял и какие издавал звуки. При этом они будто забыли, что пять минут назад здорово торопились и потому вышли, даже не позавтракав. А тут вдруг, то один, то другой принимался, жестикулируя и строя рожи, рассказывать мне, как он поступал со своим партнером и что тот ему говорил и сколько раз, и еще всего многого и разного.
Акс совсем позабыл про тяжелую сумку и шел почти прямо, все время поворачиваясь то в мою сторону,то к Таис. Она пару раз попросила его быть осторожней и смотреть под ноги,но Акс отмахнулся только: 'Все под контролем' и продолжал вертеться. Мы уже почти добрались до угла, за которым была припаркована старенькая 'Субару' Таис, когда он все же споткнулся.
Пытаясь сохранить равновесие, Акс немного присел и наклонился вперед, но, не соотнес наклон и тяжесть сумки. Затараторив: 'Опа-опа-опа!' он, очень быстро перебирая ногами, засеменил куда-то в сторону, всё ниже и ниже склоняясь к земле. А когда столкновение уже было неизбежно, Акс вдруг подпрыгнул, раскорячился в воздухе, как лягушка-ноги в разные стороны-и , выставив руки вперед, с воплем 'Ой,бля!', рухнул на тротуар . Сумка, громко лязгнув чем-то внутри, перекувыркнулась через него и застыла бесформенной тушей, придавив его голову и плечи. Лямки при этом так натянулись, что руки Акса поднялись как крылья- вверх и в стороны- и создавалось полное впечатление, что он воткнулся головой в землю.
Я застыл с открытым ртом, не зная, что мне делать. В голове откуда -то возникли давно позабытые строчки:

Стрела самолета рванулась с небес,
И вздрогнул от взрыва березовый лес.

Акс не шевелился. Так прошло несколько секунд. Вокруг стояла неестественная для улицы тишина. Лишь на остановке кто-то глухо охнул.
Таис,в том же полунаклоне, в который её скрутил смех, медленно-медленно стала приближаться к распростертому телу. Потом, склонившись над ним, она, едва слышно, дрожащим голосом проблеяла:
-А-а-аксюш, ты живой?
Акс вдруг пошевелился, и я облегченно вздохнул:
-Живой.
Он попытался встать на колени, но не смог опереться на руки, потому что они не дотягивались до земли и он вращал ими, как краб, лежащий на спине,клешнями, иногда только царапая об асфальт костяшки пальцев.
-Аксюш,- жалобно продолжила Таис,-у тебя все в порядке?
Акс что-то прогудел из-под сумки не разборчивое. Мы расслышали только: ':поломал'.
-Что поломал, Аксик?-еще жалобней спросила Таис.-Руку? Ногу?
Ему наконец-то удалось немного сдвинуть сумку и освободить лицо так, что он мог сказать более четко и ясно:
-Жизнь свою я поломал, связавшись с тобой и твоей лабораторией.
Таис разогнулась.
-Ага,значит живой.-произнесла она совершенно спокойным голосом .
После чего взяла его за шкирку и, не трогая сумку, просто вынула из лямок. Всё также держа за шкирку, как котенка, подняла и поставила на ноги возле себя. Осторожно отпустила. Убедилась, что не падает .Потом наклонилась и одной рукой подняла и закинула сумку себе на плечо и пошла вперед ,сказав, что если там что-то разбилось, то поедание соломы покажется Аксу предварительными ласками.
На остановке раздались аплодисменты.
Акс полуобернулся туда и с самодовольством сержанта Риггза произнес:
-Моя девушка.
После чего немного постоял, привыкая к вертикальному положению и стал отряхивать одежду и очищать лицо. Куртка и джинсы его немного промокли, но были практически не грязными. Правая щека была слегка поцарапана и к ней прилипли мелкие камешки.
Отряхнувшись ,он спокойно закурил, пару раз затянулся и громко сказал ей в след:
-Да я лучше неделю пастись буду, чем тащить такую тяжесть.
Отошедшая уже метров на десять Таис не оборачиваясь, ответила:
-Ну, смотри, сам вызвался. Я уже полянку присмотрела.
Посмотрев, с какой легкостью Таис несет тяжеленную сумку, я хмыкнул:
- У тебя никакого чувства самосохранения.
Акс засмеялся и махнул рукой:
-При всех имеющихся внешних и внутренних достоинствах, я все же мало похож на коня. Разве нет?
Я окинул его взглядом:
-Ну да, на коня ты не тянешь
-Во-от,-удовлетворенно протянул Акс.-Большинству людей это ясно видно. Значит- я прав. А за правду, я могу и не один пук соломы схавать.
-Ну-ну,-Таис приостановилась и оглянулась.-Ты только забываешь, что главное тут не то, какая будет причина поедания, а то, что поедание все же будет.
Сказала и пошла вперед.
Акс улыбнулся у неё за спиной.
-Ну вот ,женщина, общение со мной все же принесло некоторые благодатные плоды.
-Какие-же это?-опять обернулась Таис
-Ты стала врубаться в философию, и ухватывать самую суть проблемы -сказал Акс и обойдя её, пошел вперед.
Таис согласно кивнула головой:
-Вот и будешь себя этим утешать. Там, на полянке:
Я расхохотался.
Наконец мы дошли до старенькой 'Субару' Таис и погрузили сумки в багажник.
-Может все таки с нами?-сделал последнюю попытку Акс.-Съемка займет часа три, не больше:
-Да и трех не займет,-проговорила из салона Таис. Она завела мотор и сидела теперь ,ожидая когда он хорошенько прогреется.
-Видишь,даже меньше,-продолжил уговоры Акс.-А потом пройдемся по книжным на Алленби. А потом можем куда нибудь забуриться,посидеть:
-Нет, Акс, не сегодня. Надо,короче.
Мне не так чтобы и надо было именно сегодня поехать. Просто понял, что если сегодня не съезжу,то долго уже не соберусь. Книги передержал у себя уже все сроки,да и вообще:
- Ну, смотри. Когда вернешься?
-Ну,дня два точно там пробуду.
-Ну,бывай.
Он протиснулся в салон, кое-как уместился среди штативов и сумок. Я помог ему захлопнуть дверь. Со своей стороны в окошко высунулась Таис и поманила меня рукой.
Я подошел.
-Постарайся через три дня быть в Реховоте. Я планирую закончить один проект (слово проект она говорила, выделяя букву 'е'- проЕкт) к тому времени и будет большой сбор у Моти. Окей?
Я кивнул. Она высунулась и подставила щеку. Я чмокнул и отошел.
Странно, я будто знал их долгие годы,хотя со дня нашего знакомства прошло всего несколько дней. Бывает же такое. Живут-живут люди , ходят где-то, чем-то занимаются и даже не знают о существовании друг друга. А встретятся и будто всю жизнь друг друга знали. Ни стеснения, ни недомолвок,ничего
Я посмотрел на часы и решил до отъезда в Иерусалим все же поехать домой и хорошенько выспаться.
На остановку как раз подошел автобус и я сел в него. Забился в самый конец салона и даже задремал, пока автобус крутил через весь город.
Сквозь дрему мне припомнилась стремительная пробежка Акса, и я громко фыркнул и приоткрыл глаза. Сидевший на соседнем сидении солдат-эфиоп удивленно обернулся в мою сторону. Я подмигнул ему, зевнул в кулак, а потом, сев поудобнее, опять погрузился в сон.

















 
 


Продажа и обслуживание бензиновых генераторов | Оказание качественных детективных услуг | Стальные двери на любой вкус